Автор и постановщик спектакля "Между делом" Евгений Гришковец на этот раз на сцену не выходит. Он предпочел, чтобы его новую, как сам говорит, "почти документальную драму", сыграли артисты Пушкинского театра. На мой взгляд, жанр нового спектакля правильнее было бы определить так - "дискуссия о роли и назначении искусства в иллюстрациях и картинках".

Фабула истории проста: популярный писатель Леонид Весневич (Александр Арсентьев) так впечатлился случайно увиденными работами молодой и никому не известной провинциальной художницы Зинаиды Серебровой (Елизавета Кононова), что готов во всеуслышание объявить ее гением и хлопотать о "раскрутке" на самых модных столичных площадках. Да вот беда: внезапно художница перестала выходить на связь с галеристами, а вскоре и вовсе исчезла из зоны доступа.

Весневич выяснил: девица попала в тюрьму по делу о наркотиках. Собственно, с этого и завязывается сюжет. Писатель, всерьез озабоченный тем, что редкостный талант может сгинуть в недрах пенитенциарной системы, начинает хлопотать о вызволении Зинаиды. Он приводит в действие все доступные ему связи - и старого друга, генерала полиции, и высоких прокурорских чинов... Но вина Зинаиды, пусть и невольная, доказана, срок ей грозит серьезный.

В сущности, самым интересным в этой пьесе Гришковца являются вот те дискуссионные вопросы, которыми задается ее персонаж-писатель, альтер эго автора: как проявить и сохранить для страны и истории подлинный талант, если он обнаруживается в неудачном месте в неудачное время? Какое место в иерархии современных ценностей занимает настоящее искусство? Должны ли гении пользоваться особыми привилегиями? А если да, то как и по чьему повелению эти привилегии должны реализоваться?

Вопросы острые, сложно формулируемые и не имеющие однозначного ответа. А потому реплики персонажей превращаются порой в довольно-таки нудные монологи, мало похожие на нормальный разговор живых людей. Чтобы преодолеть эту переусложненность, автор насыщает действо "картинками с натуры". Но чем живее и узнаваемее выведенные на сцену герои, тем более "сконструированным" кажется спектакль. Словно куски жизни, вырванные прямо из плоти ее, иллюстрируют придуманную заранее схему...

Прелестна, например, галеристка Глафира в исполнении Александры Урсуляк: искренний адепт современного искусства, она с усталой иронией отбивает привычные нападки на него, но поверить, что гении могут обнаружиться где-то в глубинке, сама не в состоянии.

Самыми обаятельными героями спектакля стали два генерала - прокурорский (Владимир Майзингер) и МВД (Сергей Ланбамин). Замечательно рисует Ланбамин умение служивого человека "включать" и "выключать" наличие погон: быть одновременно и верным корешом, искренне стремящимся понять старинного друга, и честным стражем порядка. Роскошна сцена в прокурорской бане - какой здесь дан точный психологический портрет беседы "зверей разной породы"!

Но, пожалуй, моментом истины можно назвать сцену, когда писатель признается: ему вся эта возня с провинциальной художницей важна, чтобы понять собственный "запас сил", осознать, насколько сильно его влияние на социум, каков его личный "административный ресурс".

Гришковец настаивает: в пьесе нет плохих людей, у каждого своя правда. И в этом смысле он верен себе. Как и своей вечной теме "человек и искусство". Жаль только, что тема эта, звучащая в ранних произведениях автора с таким нежным лиризмом и упоительным юмором, здесь отзывается некоторой тяжеловесностью.