1914
1914

Камерный театр открылся 12 (25) декабря 1914 года спектаклем по драме древнеиндийского автора Калидасы «Сакунтала».

Я помню открытие театра. Оно собрало не очень много народу. Здание еще не было готово, на стенах зала виднелись пятна от сырости. Труппа в значительной степени состояла из начинающих актеров, но первый же спектакль — «Сакунтала» — приковал внимание к новому театру.

Павел Марков

О Таирове

Основатель театра, режиссёр Александр Яковлевич Таиров, был человеком необыкновенной энергии и продуктивности. Каждая новая постановка Камерного театра была экспериментом, расширяющим возможности сценического искусства. Спектакль-опыт оказывался у Таирова также и спектаклем, обладающим для зрителя необходимой законченностью, зрительски ценным.

Всю свою жизнь он утверждает значение крупных форм: мистерии-трагедии и арлекинады-комедии; он стремится увидеть за рамками спектакля некие вечные законы, заставить зрителя вникнуть в существенные явления жизни. Им неизменно владеет обобщение жизни и ее явлений. Ему важно было не только конкретное проявление любви, но, более того, любовь сама по себе, как нечто, лежащее в основе бытия, не только конкретное проявление страсти, но, более того, страсть сама по себе.

Павел Марков

О Таирове

Начиная с первого своего спектакля Камерный театр проявлял необыкновенную репертуарную смелость. В разные годы в его афише значились классические трагедии, романтические драмы, лёгкие оперетты, шекспировские пьесы и современная драматургия. Камерный театр был связан с многочисленной плеядой выдающихся художников: здесь работали Павел Кузнецов, Наталья Гончарова, Сергей Судейкин, Аристарх Лентулов, Александра Экстер, Георгий Якулов, Александр Веснин.

История Камерного театра тесно связана не только с именем Таирова, но и с именем его первой актрисы Алисы Коонен. Она создала ряд образов большой трагической силы, страстной эмоциональности, трогательной лиричности и обаятельности.

В 1923, 1925 и 1930 годах состоялись триумфальные гастроли Камерного театра по странам Европы и Южной Америки.

В 1937 году вышло постановление о слиянии Камерного театра Таирова и Реалистического театра Охлопкова в один коллектив, но в таком составе театры просуществовали недолго — вскоре постановление было отменено.

Во время войны Камерный играл спектакли в эвакуации на крошечной сцене клуба в городе Балхаш. После возвращения в Москву для театра начались сложные времена: 20 августа 1946 года вышло постановление ЦК ВКП(б), запрещающее зарубежную драматургию. Такой репертуар был противоестественен таировскому методу. В 1949 году театр был закрыт: последним спектаклем Камерного стала «Адриенна Лекуврер».

«Сакунтала» Калидасы

Экзотика «Сакунталы» по всем пунктам возражала социальной реальности, вплотную подступавшей к зданию театра. Дела на фронтах шли скверно, русская армия отступала. Российская государственность утратила силу и прочность, некогда могучая империя зашаталась. Настроения в Москве господствовали унылые, подавленные. А на таировской сцене творилось искусство, которое никакой Москвы, ни прошлой, ни нынешней, знать не знало и знать не хотело.

Константин Рудницкий

Таиров и Камерный театр

1916
1916

«Фамира Кифаред» И. Ф. Анненского

Главную роль в спектакле исполнил Николай Церетелли. Актер был не просто благородно красив и завораживающе пластичен. Экзотическая внешность в немалой степени способствовала тому, что в своей первой же роли в Камерном театре он зарекомендовал себя актером исключительного своеобразия, не похожим ни на кого другого.

Александр Румнев

Минувшее проходит предо мною. Камерный театр. Воспоминания.

1917
1917

«Саломея» О. Уайльда

Саломея соединяла неясное томление с порочной чувственностью. В этой роли Коонен была безудержно смела. Она сильно почувствовала основную эротическую стихию Уайльда. С полуоткрытым ртом, с неосознанно разнузданными движениями, с волей, подчинившейся слепому желанию, она становилась порой страшна, оправдывая приказ Ирода, «задушить эту женщину».

Павел Марков

Театральные портреты

1919
1919

«Адриенна Лекуврер» Э. Скриба

На фоне стилизованного барокко, изогнутых немногочисленных ширм и кресел, среди изысканных стилизованных образов придворной знати развертывалась нежная и трагическая судьба Адриенны Лекуврер, для которой Коонен нашла раняще волнующие интонации. Изощренности общего рисунка она противопоставила человечность и простоту, достигавшую порою подлинно трагической силы.

Павел Марков

О Таирове

Ее образ стал образом насыщенной прелести и правды, примером классической стройности игры. На первых спектаклях нежный и щемяще трогательный — он созревал на протяжении своей долгой сценической жизни, все углублялся, осложняясь и одновременно сохраняя непосредственность первоначального восприятия.

Павел Марков

О Таирове

1920
1920

«Принцесса Брамбилла» по Э. Т. А. Гофману

Радостный красочный карнавал арлекинады, царящий на подмостках, существовал только по одну сторону рампы, эмоционально не заражая удивленно и даже восхищенно созерцающей его аудитории. Потрясающий успех «Брамбиллы» у публики объяснялся, по-видимому, ее зрелищностью и готовностью голодных, замерзших московских созерцателей ее поверить в то, что свое счастье и радость носим мы в себе самих.

Вадим Щербаков

К вопросу о поэтике «каприччио» Камерного театра. «Принцесса Брамбилла».

1921
1921

«Ромео и Джульетта» У. Шекспира

В «Ромео и Джульетте» пространство чрезвычайно насыщено, предельно напряжено. Всюду — непрекращающаяся игра форм, линий теней и света. Пространство непредсказуемо в своих проявлениях, в соприкосновениях и контрастах выражений, взаимодействиях масс, схождениях и расхождениях линий. Оно затвердевает и становится неподвижным, но рядом — разрыв, формы искривляются, уходят в зияющие воронки пустоты.

Георгий Коваленко

Александра Экстер — художник книги Таирова «Записки режиссера»

Отсутствует единый источник света, одни формы как бы светятся изнутри. Другие освещены так, что трудно понять, завершенные это формы или нет, они точно выплывают из темноты, вырываются из бесформенности.

Георгий Коваленко

Александра Экстер — художник книги Таирова «Записки режиссера»

1922
1922

«Федра» Ж. Расина

На всем облике Федры лежала печаль экстатичности и жестокости: она сквозила в почти мужском профиле, в огненных волосах, в багровом плаще, в разорванных движениях при первом появлении Федры — Коонен, когда она на невысоких котурнах пересекала под прямым углом сценическую площадку, шла лицом к зрителю и внезапно как бы сламывалась, охваченная болью и позором своей любви к пасынку. Коонен металась на площадке, то сгибаясь к земле, то простирая руки к небу, призывая его гнев и проклятье на свою голову; она говорила свои монолога напевно, порой превращая их в тоскующий плач и болезненный крик.

Павел Марков

Театральные портреты

«Жирофле-Жирофля» Ш. Лекока

Таиров распространял свою «убийственную насмешку» на многие проявления и элементы оперетты, как русские, так и зарубежные. Жеманства, любования фразой, до сих пор не изжитых в оперетте, не было и в помине. Язык композиции Арго и Адуева изобиловал современными словечками и намеками, был близок к разговорной речи и вместе с тем не лишен изящества.

Светлана Сбоева

Жанровые полюсы «синтетического театра» Александра Таирова

Исполнители умело внедряли в плоть спектакля и с непредвиденной точки зрения обыгрывали «крылатые фразы» Шекспира, Грибоедова, Чехова, объединяя время действия оперетты Лекока со временем постановки Таирова. Существовали в тексте и реплики, непосредственно связанные с жизнью театральной Москвы.

Светлана Сбоева

Жанровые полюсы «синтетического театра» Александра Таирова

1923
1923

Первые зарубежные гастроли

Камерный театр дал 133 спектакля, играя в Париже, Берлине, Лейпциге, Мюнхене, Франкфурте-на-Майне, Галле, Дрездене, Банден-Бадене, Мемеле, Кенигсберге и Париже.

Русский театр своими гастролями показал, что может и должен сделать театр. «Саломея», «Брамбилла», «Федра» — ряд варьирующих по ритму и костюму и декорациям разрешений темы настоящего театрального стиля, того, что все жаждут и мало кто знает. Старая европейская культура вынуждена бежать из пресыщенного, утомленного Запада в страну нетронутых свежих инстинктов.

Оскар Фишель

«Frankfurter Tag», 1 июля 1923

Высшее развитие сценического искусства торжественно расцветает у революционеров, так как именно там выполняется, невидимому, его основное жизненное условие — гармония инстинктов художников и публики. Таиров дал ощутить нашему напряженному восприятию ту музыку сцены, которую мы считаем подлинным искусством.

Оскар Фишель

«Frankfurter Tag», 1 июля 1923

«Человек, который был Четвергом»

Пьеса по мотивам романа Г. К. Честертона была написана С. Д. Кржижановским.

Макет Таирова был хорошо построен — с сияющими световыми рекламами, с поднимающимися и опускающимися 97 лифтами, с некоторой схематичной железобетонностью декораций.

Павел Марков

О Таирове

В соответствии с кино, с переводными романами и сложившимися представлениями о Западе на сцене полупародийно возникал некий порочный мир, появлялись таинственно двигавшиеся фигуры с поднятыми воротниками, с надвинутыми на глаза шляпами, с револьверами в карманах брюк, с загадочным взглядом и, конечно, в фокстротирующем ритме.

Павел Марков

О Таирове

1925
1925

Вторые зарубежные гастроли

Камерный театр играет в Дрездене, Галле, Лейпциге, Франкфурте-на-Майне, Мангейме, Баден-Бадене, Штутгарте, Дюссельдорфе, Кельне, Гамбурге, Ковно и Вене и дает 123 спектакля.

Недавно я видел новый русский театр, Таирова, с дисциплиной, едва ли известной в Германии, смелостью приемов сцены и универсальностью актеров, которые к тому же не менее отличные певцы и танцоры.

Оскар Шлеммер

май 1925

«Кукироль» П. Антокольсого, А. Глобы, В. Масса, В. Зака

Несмотря на созвездие имен спектакль провалился. А может, потому он и провалился, что слишком много ярких индивидуальностей участвовало в его создании. Кто знает?!

Алиса Коонен

Страницы жизни

1926
1926

«Косматая обезьяна» Ю. О’Нила

Замечательно построенная большая пантомима в кочегарке парохода осталась в памяти у всех, кто видел этот спектакль. Сцена в кочегарке, длившаяся семь минут — это огромное время на театре, — производила впечатление потрясающее. Люди прикованы к огромной огнедышащей топке, мощными взмахами лопат они бросают уголь в ее разверстое жерло. Потрясал четкий ритм работы, отвечавший музыке оркестра.

Алиса Коонен

Страницы жизни

Красота полуобнаженных мускулистых тел давала ощущение всесильного могущества человеческого труда. Здесь с огромной убедительностью проявилось мастерство синтетического актера, которого с таким упорством и настойчивостью воспитывал Таиров. Врывающиеся в пантомиму выкрики, подчиненные единому ритму, усиливали впечатление. И когда непосредственно после этой сцены действие переключалось на роскошную палубу парохода с манекенообразными пассажирами, «некоронованными королями Америки» (прекрасный гротесковый образ создала А. Никритина в роли Милдред Дуглас), ясно становилось, на чьей стороне настоящая сила, способная двигать жизнь.

Алиса Коонен

Страницы жизни

«Любовь под вязами» Ю. О’Нила

Таиров обнажил строгий костяк современной психологической драмы. Его интересовало осуждение собственности, возникавшее как непреложное следствие судеб трех тесно связанных людей — старика фермера, его молодой жены и сына, — мучительная история трагической любви мачехи к пасынку — и их яростного соперничества из-за фермы. Ферма и стала неподвижно тяжелым образом спектакля. Она была дана как бы в схеме.

Павел Марков

О Таирове

Зритель видел первоначально архитектурный костяк мрачного и сурового здания, сложенного из круглых, грубых бревен, с аскетичными, безнадежно прямыми линиями, с такой же резкой, неуютной, самодельной мебелью. Низко нависавшие прямые потолки подчеркивали душность, безысходность, невыносимость атмосферы, в которой бесполезно протекает жизнь. Таиров как бы вскрывал тяжелую поступь социальной драмы путем постепенного нарастания внутреннего действия, освобожденного от мелких деталей.

Павел Марков

О Таирове

«Антигона» В. Газенклевера в переработке С. Городецкого

Таиров пронизал тираноборческим пафосом, стремился укрупнить и ее антивоенный характер, и проблему сопротивления личности насилию, сценически прочерченную в конфликте между Антигоной — Коонен и Креоном — Цениным. Традиционный античный хор превратился в «хор бедняков». Отдельные фразы приблизились к текущим политическим лозунгам: «Кто чем владел, тот все теряет», и т. п. Кончалась пьеса отречением Креона и ликованием народа, криками «долой царей».

Марк Любомудров

А. Я. Таиров

1928
1928

«Багровый остров» М. Булгакова

Разворачивая весь спектакль как пародию, он в последнем акте внезапно акцентирует «трагедию автора» запрещенной пьесы. Линия спектакля ломается и с места в карьер скачет вверх, к страстным трагическим тонам. Из груди репортера Жюля Верна рвется вопль бурного протеста против ограничения «свободы творчества».

Илья Бачелис

О белых арапах и красных туземцах

Злые языки утверждают, что автора-репортера Булгаков наделил некоторыми автобиографическими чертами… что ж, тогда нам остается принять к сведению эти движущие причины его творчества. Это был пробный выпад театра — выпад осторожный, с оглядкой, — но выпад. Театр солидаризовался с автором. Таиров солидаризовался с Булгаковым в требовании «свободы творчества».

Илья Бачелис

О белых арапах и красных туземцах

1929
1929

«Негр» Ю. О’Нила

Декорации братьев Стенбергов передавали гнетущую атмосферу большого капиталистического города. Уходящие в вышину плоскости, словно стены небоскребов, застилали горизонт. Уличное пространство, закрытое от солнечного света, получало угрюмый колорит. Богатство ракурсов в изображении улиц белого и негритянского кварталов придавало небольшой сцене Камерного театра колоссальное увеличение пространства. Обе улицы уходили в глубь сцены, но одна шла вверх, другая, негритянская, имела уклон вниз и была похожа на темное ущелье.

Марк Любомудров

А. Я. Таиров

«Наталья Тарпова» С. А. Семенова

Публицистическое воздействие Таиров усиливал эффектным режиссерским приемом. В спектакль была введена обращенная к залу трибуна. Вынесенная вперед, над оркестровой ямой, эта небольшая площадка с балюстрадой становилась центром сценического пространства. С нее произносили в зал многие реплики и монологи.

Марк Любомудров

А. Я. Таиров

1930
1930

Третьи зарубежные гастроли

Театр играл в Германии, Чехословакии, Италии, Австрии, Швейцарии, Франции, Бельгии и Южной Америке.

Разразившийся вчера вечером в зале театра ураган аплодисментов, криков «ура», «браво» казался обновляющим кличем театра, чем-то вроде ренессанса, в исступлении провозглашенного публикой возрождения театра. Мы должны быть благодарны Таирову и Коонен за то, что они заставили нас произнести слова надежды и веры и дали часы радости.

Джулио Бучиолини

«Gazeta del’Popolo», 27 апреля 1930

«Опера нищих» Б. Брехта и К. Вайля

В то время Брехт был еще мало известен. Александр Яковлевич познакомился и не раз встречался с ним в Германии. Маски дельцов, которые оказываются бандитами, и бандитов, которые оказываются крупными дельцами, образы преступников, денежных воротил, проституток, полицейских были даны в спектакле в ярком гротескном рисунке. И в то же время каждый образ был живым. Актеры очень хорошо уловили самое существо пьесы, которую Александр Яковлевич трактовал как трагический фарс. Торговля человеческим уродством, все это производство нищих и калек создавали страшное впечатление.

Алиса Коонен

Страницы жизни

Квинтэссенция образов была показана с такой подчеркнутостью, что иногда становилось жутко. Смело и очень любопытно было решено оформление «Оперы нищих» братьями Стенбергами. Неожиданно, в дерзком рисунке была сделана сцена в публичном доме. Установка представляла движущуюся карусель, в каждой из кабинок которой сидели девицы в дешевых корсетах, надетых поверх коротких юбок. Высокие шнурованные ботинки на голых ногах, взлохмаченные головы, вульгарные лица. Все это с особенной остротой подчеркивало порочность, цинизм, продажность.

Алиса Коонен

Страницы жизни

1931
1931

«Патетическая соната» Н. Г. Кулиша

Социальные характеристики были заострены, но без антипсихологических упрощений. Отдельные реплики и монологи персонажи произносили в зал, что вносило в спектакль элемент публицистики. Сценическая речь звучала приподнято, она опиралась на почти не смолкавшее музыкальное сопровождение. Иногда фортепианные аккорды сонаты Бетховена подхватывались оркестром. Симультанная декорация В. Ф. Рындина изображала разрез многоэтажного дома, что помогло режиссеру наглядно передать социальную разнородность среды, в которой назревали непримиримые столкновения.

Марк Любомудров

А. Я. Таиров

1933
1933

«Машиналь» Тредуэлл

Таиров видел мир «Машинали» как капиталистическую урбанистическую машину, в ритмическом, визуальном и социальном плане противопоставленную рассинхронизированной с ней личности. Персонажи муж Джордж Джонс и любовник Гарри Ро — олицетворяют универсальные типы: Джонс — это своего рода распутный клетчатый Панталоне, совсем иной, чем в постановке Симонова, где Джонс походил на знаменитого голливудского артиста Дугласа Фэрбенкса, в то время как Ро похож на заурядную американскую кинозвезду, а его квартира — на тысячу таких квартир.

Дасия Н. Познер

Америка на сцене Камерного театра

«Оптимистическая трагедия» Вс. Вишневского

В благодарной эмоциональной памяти зрителей «Оптимистической трагедии» останется не смерть комиссара и не патетические, громкие речи Ведущего, обращенные в зал, — а бал моряков, та вплывшая в военный спектакль тихая штатская сцена, когда на подымающейся к верхней палубе сценического корабля спирали медленно кружились пары в прощальном вальсе. Фабула пьесы сообщала о начале похода. О чем думала публика — неизвестно.

Виолетта Гудкова

Как рождался спектакль «Оптимистическая трагедия»

Рискну предположить, что эти щемящие объятия массового расставания, каждой отдельной пары — и всех вместе, когда никто не знает, суждено ли будет увидеться вновь, — могла вызывать в памяти сидящих в зале разлуки, связанные с бесчисленными человеческими утратами 1930-х, связанные с арестами, ссылками, лагерями…

Виолетта Гудкова

Как рождался спектакль «Оптимистическая трагедия»

1934
1934

«Египетские ночи»

Фрагменты одноимённого произведения А. С. Пушкина, «Цезаря и Клеопатры» Б. Шоу и «Антония и Клеопатры» У. Шекспира.

Египет возникал не как изнеженная или мистически таинственная страна — он возникал во всей своей мерцающей мощи, отнюдь не менее духовно и внутренне крепкий, чем воинственный, жестокий и победоносный, милитаристский, захватнический Рим.

Павел Марков

О Таирове

Мощи Рима противопоставлялась страна иной, древней культуры, со своими обычаями, нравами, а главное, миросозерцанием, более глубоким, коренящимся в самых недрах нации. Пирамидам Египта противостояли тяжелые холодные колонны Рима. Вместе с тем Таиров в обеих контрастирующих культурах разглядел накал страстей, борьбу не на жизнь, а на смерть. Клеопатра в исполнении Коонен вырастала из капризной девочки в мощную властительницу Египта, государственно мыслящую, в жизнь которой трагически и тяжко вплеталась любовь к Антонию.

Павел Марков

О Таирове

Смерть завершала жизнь крупной личности, человека, не сдавшегося до конца и не уступившего ни крупицы своего «я». Смерть была освобождением, исходом, а не концом жизни. Коонен наполняла эту сцену не миролюбивым прощанием, а трагически неизбежной решимостью — своего рода мудростью, до которой поднималась царица Клеопатра. Судьба человека, связанная с судьбой эпохи, и, напротив, судьба эпохи, определяющая судьбу человека, стали зерном спектакля.

Павел Марков

О Таирове

1936
1936

«Богатыри»

Опера-фарс на музыку А. П. Бородина; либретто В. А. Крылова в переработке Д. Бедного.

Ввиду того, что опера-фарс Демьяна Бедного, поставленная под руководством А. Я. Таирова в Камерном театре с использованием музыки Бородина, а) является попыткой возвеличения разбойников Киевской Руси как положительный революционный элемент, что противоречит истории и насквозь фальшиво по своей политической тенденции;

Из постановления политбюро ЦК ВКП(б) о запрете пьесы Демьяна Бедного «Богатыри» 14 ноября 1936 года

б) огульно чернит богатырей русского былинного эпоса, в то время как главнейшие из богатырей являются в народном представлении носителями героических черт русского народа; в) дает антиисторическое и издевательское изображение крещения Руси, являвшегося в действительности положительным этапом в истории русского народа <…> Комитет по делам искусств при СНК Союза ССР постановляет: Пьесу «Богатыри» с репертуара снять как чуждую советскому искусству <…>

Из постановления политбюро ЦК ВКП(б) о запрете пьесы Демьяна Бедного «Богатыри» 14 ноября 1936 года

1937
1937

«Дума о Британке» Ю. Яновского

В «Думе о Британке» это были национальные украинские костюмы — плахты, рубахи, свитки. Выгоревшие под горячим южным солнцем, поблекшие от времени, они были лишены аккуратности «новодела». Именно эта подлинность вносила в постановку ощущение времени, отделявшего зрителя от момента событий, благодаря чему спектакль обрел романтическое звучание.

Анастасия Лупандина «Евгений Коваленко и Валентина Кривошеина в Камерном театре: условность и изобразительность»

1940
1940

«Мадам Бовари» по Г. Флоберу

Бовари порывисто и в великом беспокойстве металась по сцене от наряда к наряду. Как бы совершались безостановочные поиски: нет ли такого платья, нет ли платья таких цветов, такого покроя, которое помогло бы героине воплотиться. Спектакль шел к концу, нужного платья не было и не было, приблизительные, очень приблизительные оболочки сменяли друг друга, душа героини не дождалась счастья воплощения. Героиня не срослась ни с одной из жизненных форм, предложенных ей обществом и временем.

Наум Берковский

Литература и театр: Таиров и Камерный театр

1940
1940

Спектакль-концерт «Чайка» А. П. Чехова

А. Г. Коонен победительно играла роль Нины Заречной — она играла юность, не подделываясь под юность, не гримируясь под нее. Непочатость жизни, мечтательность, первая проба сил, еще мало уверенных в себе, — все это было вложено в голос, в звучание сценической речи, камерный театр сократил текст драмы Чехова, он преподнес в своем спектакле, собственно, не «Чайку», но ее фрагменты.

Наум Берковский

Литература и театр: Таиров и Камерный театр

В спектакле были ослаблены все сюжетные линии и лица, кроме главной: Нина Заречная — Костя Треплев. Получилась огромная лирическая сосредоточенность. Ничто не уводило в сторону от главной темы, от борьбы Нины, от борьбы Кости за подлинность искусства, за подлинность любви и подлинность жизни.

Наум Берковский

Литература и театр: Таиров и Камерный театр

1943
1943

«Пока не остановится сердце» К. Г. Паустовского

Фашисты в серо-зеленых мундирах окружали в жутком хороводе обезумевшую женщину с мертвым ребенком на руках. В сцене бала немецкие офицеры механически, как-то неодушевленно танцевали, преждевременно торжествуя победу. В финале образ актрисы с развевающимся красным шарфом в руке должен был стать как бы обобщенным выражением борьбы русского народа.

Павел Марков

О Таирове

1945
1945

«Он пришёл» Дж. Б. Пристли

Инспектора играл Гайдебуров. От него исходил магнетизм, как от Вольфа Мессинга. Выходя на подмостки, Гайдебуров устремлялся сам и увлекал других в какую-то страну, откуда нет возврата.

Лев Михайлов

Семь глав о театре