Спектакль Юрия Бутусова - для очень серьезных, очень взрослых зрителей и профессионалов театра. В противном случае, если вы не готовы сотрудничать с режиссером и драматургом и быть предельно собранными и настроенными на сложное многоголосье в течение всех трех с половиной часов спектакля, вам не стоит идти на Бертольда Брехта в Театр им. Пушкина. В одном из интервью сам режиссер пояснил, что стремится к "конфликтным отношениям со зрителем, чтобы после спектакля они выходили хоть немного другими людьми". «Зрителю должно быть трудно» - считает режиссер Юрий Бутусов.

«Барабаны в ночи» - одна из самых ранних и самых схематичных пьес Бертольда Брехта (1919 год). Сам драматург был пьесой недоволен и даже не включал ее в издаваемые сборники, но Юрий Бутусов давно нашел в ней для себя нечто очень близкое и актуальное, и стал вынашивать планы постановки в близком по духу театре. С текстами Брехта у Бутусова давно сложились прекрасные отношения, а после триумфа спектакля «Доброго человека из Сезуана» в Театре им. Пушкина режиссера не оставляла мысль сделать там что-нибудь столь же масштабное. Помимо того, что режиссер подружился с «живым духом Камерного театра», он собрал в пушкинском (с одобрения художественного руководителя Евгения Писарева) прекрасную команду актеров-энтузиастов, готовых всецело ему довериться. За Юрием Бутусовым в театральном мире давно и прочно закрепилась слава, что процесс постановки у него - долгий и мучительный, возможно, поэтому, и публике творец не предоставляет легкой жизни (взять хотя бы продолжительность его спектаклей - 4-6 часов).

«Барабаны в ночи» идут всего три с половиной, но к ним нужно быть готовым. Большинству зрителей вряд ли захочется перечитать пьесу после спектакля, ведь в ней нет ни особого сюжета, ни романтики, зато вполне достаточно издевательской экспрессии, декадентского эпатажа и черно-белых эмоций - такова трактовка новой постановки.

Зрители замерли. Спектакль начинается. На полупустой сцене - сразу все персонажи: мужчины-женщины и женщины-мужчины. Спокойствие замерших фигур взрывает окровавленное лицо Карла Балике, отца Анны (Алексей Рахманов) – он экономит на электричестве и потому, бреясь, всякий раз превращает собственное лицо в кровавое месиво. Он яростно кричит на жену и дочь, требуя от последней забыть жениха, четыре года назад пропавшего на войне (речь идет о первой мировой).

«Черви едят твоего жениха, ни одной косточки не осталось!», - Бесится, требует ее немедленной помолвки с более удачливым парнем - Фридрихом Мурком (Александр Матросов). Тот не воевал, трудился на другом фронте, и худо-бедно преуспел, во всяком случае, на лаковые ботинки заработал. Анна (Александра Урсуляк) – бледная, несчастная, запутавшаяся девушка, все на нее давят, и она сдается. И тут же, по закону драматургии, объявляется «живой труп» - первый жених, Андреас Краглер (Тимофей Трибунцев).

Далее сюжет не развивается, просто накаляются страсти, разлетаются пуговицы от рубашек, льется кровь, мучается, разрывается выбором Анна (от Александры Урсуляк глаз не отвести). Мурк не собирается уступать: «Вы – герой, а я – работяга, и это – моя невеста!!!». Тихой бледной Аниной маме с косой (Иван Литвиненко) нечего возразить кипящему от злости папе: «Какой-то цирк уродов!».

Понять в этом истошном месиве что-либо трудновато, и на помощь зрителям приходит официант Манке (Анастасия Лебедева). Маленький человечек тихо и спокойно объясняет публике, что, в конце концов, происходит, стоит, словно конферансье, по полминуты, держа занавес, пока артисты готовятся к следующей мизансцене. В общем, всячески оказывает помощь изумленному залу, на которого сваливается не только фрики мистического кабаре, но и черно-белая берлинская хроника на огромном экране, разворачивающемся откуда-то с колосников

Барабаны, которые физически присутствуют на сцене, задают заразительный ритм (тут и африканские мотивы, и европейский рок), а иногда целый "оркестр" персонажей нагромождает какофонию звуков, мороча голову итак уже запутавшемуся зрителю.

Смутное время, воинский долг, революция, всемирные катастрофы... все это сгорает в светящемся жерле домашнего телевизора, когда в финале воссоединившиеся Анна и Краглер пристраиваются рядышком перед белым экраном и мирно затихают...

Из интервью Юрия Бутусова газете «Коммерсант»: - "Вы надеетесь, что постановку поймет зритель? - Придет и поймет что-нибудь. Надеюсь..."

Спектакль в Театре им. Пушкина,безусловно, не останется незамеченным, в первую очередь, благодаря героическим актерским работам Александры Урсуляк, Александра Матросова,Тимофея Трибунцева (Театр «Сатирикон») и, конечно, всей постановочной команде – Александру Шишкину (сценография и костюмы), Александру Сиваеву(свет) и Николаю Реутову (хореография). Но вечер, проведенный с"Барабанами в ночи", томным быть не обещает...