Еще один хит в копилке у труппы Театра Пушкина — недавно выпущенный спектакль молодого режиссера Алексея Кузмина-Тарасова по художественной автобиографии Ромена Гари. Литературный мистификатор, кинорежиссер, дипломат, Гари в романе описал свои отношения с матерью, безумно его любившей и этой любовью предопределившей его судьбу. История душераздирающая, очень деликатно и умно поставленная. Ее оценят все без исключения, а поклонники актрисы Александры Урсуляк — в первую очередь.

«Знаешь, матерям никогда не воздают по заслугам. Моя, по крайней мере, получила право на книгу…» — эти строки Ромена Гари могли бы стать эпиграфом к спектаклю. Несмотря на то что героев на сцене пятеро, все внимание сосредоточено на образе матери. Александра Урсуляк играет эту роль виртуозно, мастерски лавируя между смешным и трагичным. Ее «еврейская мама» похожа на героинь Джульетты Мазины. Трагикомичная внешность, сила духа и уникальная способность любить при самых неблагоприятных обстоятельствах жизни.

В этой истории мама превратила сына в заложника, — Гари всю жизнь жил, достигая ее (не своих) заветных целей. Такую любовь легко осудить — но Кузмину-Тарасову счастливым образом удалось избежать морализаторства. Он поставил спектакль о любви. Эгоистичная требовательность матери («ты будешь великим», «тебя оценят», «ты должен убить Гитлера!») здесь обратная сторона ее несокрушимой веры в собственного ребенка, в его гениальность и исключительность. Она обрекла сына на трагичную судьбу (Ромен Гари застрелился, хотя этот факт в спектакле «умалчивают»), и она же подарила ему все его подвиги, достижения, успех у женщин.

Гари, а вслед за ним и режиссер, не жалуется на всепоглощающее мамино чувство, не поет ему дифирамбы, он описывает их неразрывную связь, маскируя сентиментальность мягкой, не агрессивной иронией. Единственный момент, когда трагическая нота звучит чисто, — сцена, в которой герой узнает, что его мать давно умерла. А письма которые он получал от нее последние три года, она написала ему заранее. Она знала — без ее поддержки и наставлений сын не выживет.

В спектакле «пушкинцев» героя Ромена Гари играет Андрей Заводюк. Артист старше Александры Урсуляк, — это несоответствие возрастов матери и сына бросается в глаза. И неожиданно подчеркивает трогательность взаимоотношений героев. Гари вспоминает жизнь с матерью, поэтому все действие — череда флешбэков. Сцена остается практически пустой, изредка на ней появляется реквизит — деревянный стол, пара стульев, старенькое пианино. Безыскусная театральная форма в данном конкретном случае стопроцентное попадание. О настоящей любви говорят тихо или не говорят совсем.