В истории современного театра знаменитая пьеса Бертольта Брехта «Добрый человек из Сезуана», казалось, неразрывно связана с именем Юрия Любимова. Однако с появлением этой пьесы на сцене Московского драматического театра им. Пушкина в постановке Юрия Бутусова эта связь рушится. А сам режиссер в одном интервью вообще сказал, что «спектакль Любимова сегодня уже ни к чему не имеет отношения <…> Наверное, это был великий спектакль, но это было очень давно». Кто-то может, сказать, что это нахальство, однако на наш взгляд, Юрий Бутусов совершенно прав: каждому спектаклю отведен свой срок. А мы в свою очередь перейдем непосредственно к спектаклю, который официально открыл XII Всероссийский фестиваль "Реальный театр".

Спектакль начинается со страшной сцены, напоминающей одновременно и похороны, и посадку растения: продавец воды Ванг, в исполнении Александра Матросова, медленно стелет простыни, еще медленнее насыпает светлый речной песок, льет воду. Дальше все по Брехту. Потом мы увидим, что этот, на первый взгляд, амбивалентный образ режиссер спектакля трактует совершенно однозначно, как посадку, зарождение, только не растения, а доброй души: проститутка Шен Те, которую блистательно играет Александра Урсуляк, втыкает в песок цветок, розу, которая наиболее точно может охарактеризовать человека – красивый, добрый, на первый взгляд, однако, стоит только его обидеть, попытаться сломить, и у него открывается волчья пасть, он вонзает свои шипы в пальцы.

В фокусе спектакля Юрия Бутусова «Добрый человек из Сезуана» - не история проститутки, а судьба человека. Все очень по Брехтовски: все герои существуют, как маски, зомби, так, как велят Боги. Лишь Шен Те выбивается из Брехтовского принципа - она погружается в роль полностью, всем нутром, не щадит себя, рвет связки и сердца зрителей, обращаясь, конечно, не к их разуму, как завещал драматург, а к их чувствам. В финальном монологе-зонге (зонги на протяжении всего спектакля в живую исполняют актеры на двух языка: немецком и два на русском) мы постигаем главную идею спектакля – «выполнить божественную идею, мне, просто человеку, не под силу». Однако жить человек будет всегда и всегда внутри нас, людей будет жить добродетельная Шен Те и рассудительный ее брат Шуи Та, а это значит, что жизнь продолжается, и это значит, что роза, посаженная в начале спектакля, будет жить и плодиться, будет расти и развиваться, и это значит, что стоит жить!