Премьера
22.05.1933

Аннотация

Пьеса Софи Тредуэлл, по словам Таирова, воплощает «омеханизированную жизнь крупного города, его бездушное круговращение, стандартизированное бытие, выхолощенную динамику и перебойные ритмы». Такова западная цивилизация, в которой люди — рабы машин, а их жизни сами по себе не имеют никакой ценности. «Социальной задачей спектакля для меня является раскрытие внутренней пустоты такой цивилизации, показ муляжности и лицемерия ее „священных институтов“, показ мертвящей схватки ее по инерции вращающихся шестерен, разламывающих и умерщвляющих каждое живое человеческое движение барахтающихся одиночек» — писал Таиров. Капиталистический строй, по мнению режиссера, только прикрывается индивидуализмом, на самом деле убивая в человеке чувства, мысли, эмоции — то есть настоящую индивидуальность.

Таиров по сути выделяет в произведении два действующих лица — Эллен и всех остальных, «которые едят, пьют, спят, рожают себе подобных, одеваются, раздеваются, имеют свои вожделения и занятия, лицемерят, грешат, лгут, служат, судят, богатеют и разоряются лишь в пределах установившегося стандарта». Эти люди сами не замечают, как стандарт въелся в их плоть и кровь. Они думают, что живут свободно, по собственной воле.

Эллен в корне отличается от них, но она не борец и не бунтарь. Как рассуждает о ней Таиров, «она просто отстала от хода машины, и поэтому машина безжалостно, шаг за шагом, ущемляет каждое малейшее проявление ее маленького, живого «я». С присущим Таирову пылом он говорит, что машина эта продолжит свой ход до тех пор, пока рука людей другой категории и другого класса не остановит ее и не поведет жизнь по другому руслу.

Отзывы критиков о «Машинали», как часто бывало с постановками Камерного театра, очень сильно разнились. Одни обвиняли Таирова в излишнем внимании к форме и слабой проработке образов, отсутствии острой характерности. Другие хвалили яркую игру Алисы Коонен (Эллен) и восторгались атмосферой спектакля.

На премьеру «Машинали» приезжала сама автор пьесы Софи Тредуэлл, которая давно следила за творчеством Камерного театра. Американская писательница не скрывала своего восхищения: «Мне говорили о том, что Таиров владеет режиссерским ключом, который раскрывает по-иному социальную сущность пьес. Вы поймете мое законное авторское желание быть в Камерном театре в первый день моего приезда в Москву, провести первые же часы моего пребывания в Москве на репетиции моей пьесы, над которой работает Камерный театр. И то, что я увидела на сцене, раскрыло мне — автору — многое, очень многое. Я увидела не только новые для меня штрихи моей пьесы, которые прежде от меня ускользали. Я увидела не только исключительное режиссёрское и актерское мастерство. Я здесь, в Москве, в Камерном театре, остро почувствовала ужасающую громаду изображаемого большого бездонного города. В то время как в Америке пьесу „Машиналь“ свели к натуралистическому показу личной драмы одной маленькой американской женщины, здесь эту пьесу расширили до пределов социальной трагедии. И надо было приехать в такую далекую страну, как Ваша, к людям чуждой для нас психологии, чужого языка, чтобы здесь впервые увидеть свою авторскую идею не только осуществленной, но и значительно углубленной и расширенной!»

Авторы

В ролях

  • Весь состав
телефонистка
машинистка
конторщик
мать Эллен
мать девочки
мать мальчика
мальчик
жена
молодой человек
Первый бой
Второй бой
Старший врач
старшая сиделка
сиделка
официант
прокурор
судебный пристав
секретарь суда
тюремный надзиратель
тюремная надзирательница
парикмахер