Первой премьерой сезона в Московском драматическом театре имени А.С. Пушкина стал спектакль "Любовь. Письма" Альберта Гурнея. Его поставила  Юлия Меньшова, дебютировавшая в качестве режиссера. Главные роли исполнили ее знаменитые родители - народные артисты России Владимир Меньшов и Вера Алентова, которая в феврале отметит свой юбилейный день рождения. О своей работе над спектаклем Юлия рассказала ИТАР-ТАСС.

- Как возникла идея постановки спектакля "Любовь. Письма"?

- Идея спектакля " Любовь. Письма" возникла в достаточной мере случайно. Я читала пьесы, которые мама отсматривала для своего юбилея. И когда, в числе прочих, прочитала пьесу Альберта Гурнея" Любовные письма", то просто "заболела" ею. Она показалась мне очень глубокой, при этом вмещая в полтора часа сценического времени содержание целой жизни.

Надо сказать, я уже давно хотела попробовать свои силы в театральной режиссуре, и присматривала материал, но никак не ожидала, что найду его таким образом. И довольно долго пыталась отмахнуться от мысли, что я могла бы и хотела бы поставить именно этот спектакль, потому что меня всегда очень угнетала перспектива домыслов на тему : "семейный подряд" или "талантливые родители помогли дочери" и пр. и др. Но я так почувствовала этот материал, так им "заразилась", что все время делилась с мамой идеями - как и что в этой пьесе можно было бы сделать, пока однажды она не остановила очередной разговор по телефону словами: " У тебя столько интересных решений, перестань валять дурака, и бояться досужих слухов. Поставь этот спектакль. Я в тебя верю!"

- Тяжело ли было работать с родителями? 

- Да, это было непросто. Пока пьеса была утверждена, режиссер еще не найден, а я не находила в себе смелости все-таки решиться на этот шаг, театр по собственной инициативе сделал предложение папе стать маминым партнером в этой постановке. Потому что спектакль на двоих, ну, и спектакль о любви, и тут возникают нужные ассоциации. Так что получилось так, что я уже приступила к работе с утвержденным составом артистов. 

И я понимала, что с мамой мне будет договориться проще, чем с папой, по многим обстоятельствам. И потому что он режиссер. И потому что у него не такой большой театральный опыт. И потому что характер у Владимира Валентиновича непростой, он натура страстная, темпераментная.

И в общем, я не ошиблась в своих прогнозах. С мамой мы довольно быстро нашли общий язык, и она бесконечно доверчиво следовала тому пути, который я предлагала. Чем, надо признаться, меня потрясла. Я такой актерской самоотдачи мало видела, и такого профессионализма - тоже . А Меньшов до самых последних дней перед премьерой испытывал сомнения почти по каждому мизансценическому или смысловому решению. Терзался сам, и терзал меня. Думаю, для нас всех выпуск этого спектакля эмоционально был крайне тяжелым. Все-таки ситуация была крайне нестандартная. Режиссер, в силу необходимости, централизует все процессы создания спектакля, и в некотором смысле руководит актерами. И я понимаю, что принять ситуацию, когда ребенок руководит родителями - нелегко. Но теперь все трудности позади, и надеюсь, что получившийся результат - стоил всех наших переживаний.

- Как публика отнеслась к спектаклю? Получили ли Вы от них те эмоции, на которые рассчитывали?

- Спектакль, как самолет, пока еще только набирает свою высоту. Процесс налаживания контакта со зрителем еще в самом разгаре, и он - неровный. Но, похоже, в целом нам удается пробиться к чувствам людей, что, для меня лично, в театре самое главное. Мне кажется, что сегодня наш мир так часто апеллирует к разуму, к логическим построениям, а мы все так загнаны умозрительным планированием - дня, недели, года, карьерного роста, семьи, что почти не осталось места для наших чувств, ощущений... Для голоса сердца, если хотите. А он алогичен, этот голос. Но он говорит всегда о нас самих самое главное, и самое... правдивое. И мне кажется, что рассказывая историю любви двух людей, историю длиною в жизнь, нам удается достигнуть именно сердец зрителей. Во всяком случае, когда я вижу, как люди смеются и плачут, ассоциируя себя с героями, мне кажется, что именно самое главное - нам и удалось сделать.

- Планируете ли Вы в дальнейшем заниматься режиссурой? Если да, то какой материал мог бы Вас заинтересовать? Не было ли у Вас идеи попробовать себя в кинорежиссуре?

- Да, я бы очень хотела заниматься режиссурой и дальше. Но на сегодняшний день - режиссурой театральной. Не стану говорить о кинематографе, потому что " никогда - не говори никогда", но сейчас она мне совершенно не любопытна.

Мне бесконечно интересен живой контакт с залом. Это абсолютная магия, когда разные люди, не знающие друг друга, объединяются единой эмоцией. Это какое-то странное, нематериальное, созидание, и оно меня завораживает.

Что касается материала, то у меня сейчас есть несколько абсолютно разных идей, которые меня занимают. Но, во- первых, мне нужна пауза после выпуска " Любовь. Письма. ". А во-вторых, я жду какого-то внутреннего созревания к новой работе. Ты копишь-копишь-копишь самые разные мысли и ощущения, а потом они неожиданно синтезируются. И ты точно знаешь - какой материал, где и в какой форме - ты хочешь реализовать.  

- Как будет отмечать день рождения Вера Валентиновна и можно ли считать Ваш спектакль ее главной работой в юбилейный год?

- Как именно мама будет отмечать юбилей, я пока точно, в подробностях, не знаю. Все-таки до февраля кое-какое время на размышления есть.

Знаю, что театр вроде бы планирует сделать некую акцию, чтобы мама ежедневно, в течение недели играла свои спектакли.

Что же касается нашего спектакля, то да, наверное, его можно назвать главной работой, потому что с этой точки отсчета все и началось. Была найдена пьеса для юбилея мамы.

- Собираетесь ли Вы сниматься в кино или полностью сосредоточитесь на режиссуре?

- Вы знаете, я не собираюсь ограничивать себя в выборе профессиональной деятельности. Это и интересно. И разнообразно. Поэтому если материал хороший, можно и в кино сняться, и в спектакле сыграть, как актрисе. Другое дело, что пока я, например, выпускала спектакль " Любовь. Письма", у меня возникло два крупных предложения по съемкам. Но я их без сомнения отвергла. Потому что в этот момент в приоритете была режиссура.

- Как отнеслись коллеги к Вашему дебюту в театре?

- Коллеги, я полагаю, отнеслись по-разному. Но мой опыт и возраст давно подготовили меня к простой мысли, что понравиться всем невозможно, да и не нужно. Те люди, которые говорили со мной, естественно, были благожелательны. Но у меня было несколько человек, чья реакция и оценка были для меня принципиально важными. Я знала, что могу рассчитывать услышать от них любую правду, и эта правда была бы для меня некоторым критерием. И я бесконечно счастлива, что все они, до единого, безоговорочно спектакль приняли.