30 апреля популярному шоумену, автогонщику, музыканту, телеведущему, актеру Николаю ФОМЕНКО исполнилось 48 лет. Впрочем, ни на эстраде, ни на ТВ, ни на автотрассе его уже давно нет. И только актерская работа занимает сейчас время Николая Владимировича. В Московском драматическом театре имени Пушкина Николай Фоменко готовится к премьере спектакля «Бешеные деньги» по пьесе Александра Островского.

- У Островского вашему персонажу Григорию Кучумову 60 лет…

– Попробуем сыграть русское «дель арте», комедию масок. И если вы интересуетесь, буду ли я кряхтеть, шаркать и кашлять в этой роли, будем ли мы накладывать морщины, делать толстые пальцы и сумасшедшую пластику лица, – ничего этого не будет. Мы играем жизнь современную, а современный человек в свои 60 – это совсем другое, нежели 60-летний старик той эпохи. Мне кажется, биологические часы очень сдвинулись.

– И все-таки, работая над ролью, вы подсматривали за поведением стариков?

– Все это мифы, которые артисты и распространяют. Образ слагается не из того, что ты подсмотрел. Это вещи ассоциативные. Представьте себе ребенка, который ни разу не ездил в метро. Но он имеет представление о метро, зачастую с точки зрения воплощения оно более интересное. Если ребенок взял и нарисовал метро. Это воплощение было бы наверняка более глубокое и талантливое, нежели само метро, которое ребенок никогда не видел.

– Николай, а вы себя на какой возраст ощущаете?

– Мне кажется, что и до 30 не добрался. Я, как в 28, все такой же умный и энергичный.

– Интересно, а в вашем роду были долгожители? До ста лет кто-нибудь дотягивал?

– Нет, что вы. До ста никто, до 80 все мужчины – это максимально… Вообще род у нас знатный. Основатель рода – Иоасаф Скрипицын, был первосвященником во времена Ивана Грозного, его святые мощи находятся в Загорске. А если, например, почитаете Набокова «Другие берега», там есть Саблины – наши прямые родственники. Все мои родственники – целый дворянский клан. В городе Мышкине Ярославской губернии было огромное имение, и до сих пор там на домах висят таблички с фамилиями моих самых близких предков.

– Наверное, и бизнесмены в роду были? Вы же сейчас являетесь президентом компании «Маруся-моторс»…

– Да, мы выпускаем автомобили. Это такие спорткары «Б‑1» и «Б‑2», но они не для автогонок предназначены, для всех желающих.

– Если не секрет, какая зарплата у президента компании?

– Я эту зарплату сам себе определил – 450 тысяч рублей в месяц. По сравнению с окладом любого топ-менеджера «Кока-колы» или «Газпрома» просто смешно говорить. У меня сейчас намного меньше, чем зарабатывал совсем недавно. В силу того, что, кроме своей компании, я больше нигде. Но по сегодняшней моей жизни мне хватает.

– На телевидение когда-нибудь вернетесь?

– А что там делать? В этом информационном поле уже нельзя изобрести ничего нового. Если говорить о влиянии, то растет поколение целиком интернетовское. В больших городах нет понятия «прайм-тайм», вы не бежите к телевизору сломя голову на восьмую серию «Семнадцати мгновений весны», верно? Скорость обмена информации так высока, что память бедного россиянина ничего не удерживает в голове. Вот мы делали два года сериал «Апостол». Потом за две недели его показали – и на этом все. Отличная работа, но сегодня никто не помнит этот сериал! Результат не соответствует затратам. А хочется сделать – и чтобы оно осталось, понимаете? А быть в общем потоке – бессмысленное занятие.

– Вам не кажется, что люди сейчас слишком зациклены на деньгах? Не боитесь, что ваши дети будут сориентированы только на эти сомнительные ценности?

– Я даже нахожусь в некоторой внутренней растерянности, потому что мои Настя и Ваня учатся в обычной школе, слова «спасибо», «извините», «здравствуйте», «пожалуйста», «будьте добры» – это их нормальный языковой сегмент общения. Они приучены с самого детства не бросать мусор на улице, не плеваться, не ругаться и т.д. Но они ежедневно сталкиваются с нашей действительностью, и, конечно, возникают проблемы. Мы воспитываем их так, чтобы они оставались людьми скорее начала XX века, нежели века нынешнего, стараемся привить им другие ценности, другие цели, не только «деньги решают все». Существуют книги, которые тоже воспитывают…

– А ваши дети охотно читают?

– Трудно. Читают из-под палки.

– Вы, конечно же, не практикуете такую «модную» систему поощрения – платить за каждую прочитанную страницу?

– Нет, все у нас понимают, как тяжело зарабатываются деньги. 12-летняя Настя с самого детства, с двух лет, была в фигурном катании, она знает, что такое труд…

– А почему была? Сейчас она фигурным катанием не занимается?

– Нет, Настю мы сняли с этого вида спорта, потому что здоровье дороже. Она 10 лет подряд в 6 утра вставала и в 8 вечера возвращалась домой. Это, конечно, воспитало в ней характер, понимание мира, как он устроен. Ваня у нас четыре года занимается скрипкой.

– А чем интересуется ваш маленький сын Василий?

– Окружающим миром. Ему в апреле только год исполнился.