Одним из пунктов повестки отчётного заседания было обсуждение инцидента с членом худ-совета рабкором Даниловым (из кружка «Рабочей Москвы»). В кратких чертах этот инцидент сводится к следующему: член худ. совета театра рабкор Данилов в своём выступлении на объединённом совещании худ. советов театров при КО МГСПС заявил, что «Багровый остров» в Камерном театре директором Таировым был протащен искусственно, вопреки явно выраженному несочувствию пьесе со стороны рабочей части худ. совета, и что для достижения своей цели Таиров мобилизовал в ударном порядке всю труппу, принявшую участие в голосовании по этому вопросу. Кроме этого на этом же заседании т. Данилов рассказал о случае демонстративного вывода его из зрительного зала Камерного театра за, якобы, начатый им разговор с соседом по поводу шедшей в театре пьесы.

   Считая себя публично оскорблённым, Данилов подал заявление дирекции театра, прося передать его пленуму худ. совета, решению которого он подчинится. Однако, не дожидаясь решения совета, Данилов все же выступил с тяжёлыми обвинениями театру на объединённом заседании в МГСПС. В свою очередь дирекция сочла публичное утверждение Данилова недопустимой инсинуацией по адресу театра и, обсудив срочно этот вопрос на своём заседании, вынесла постановление, смысл которого сводится к тому, что Данилов осветил чисто личный инцидент одиозно и тем самым дискредитировал театр, членом которого он состоит. Равным образом дирекция в этом же постановлении считает, что заявление Данилова, будто для голосования решения о «Багровом острове» была мобилизована вся труппа, является также инсинуацией. Само собой разумеется, что дирекция со своей стороны обратилась также к художественному совету с просьбой высказаться по этому поводу.

   По заявлению Данилова о выводе его из зрительного зала дирекция театра запросила немедленно объяснений от контролёра и дежурного администратора, которые свои ответы представили в письменном виде и объяснили, что действовали совершенно правильно, ничем не нарушая своих служебных обязанностей. Напротив, Данилов нарушил правила театрального распорядка, не озаботившись получением для себя пропуска для входа в зрительный зал.

    Вся эта история глубоко всколыхнула работников театра. На состоявшемся общем собрании их была принята резолюция с выражением категорического протеста против недопустимых выпадов Данилова.

    Доклад тов. Сахновского, равно как и оглашённая на заседании резолюция общего собрания, были прослушаны собранием с напряжённым вниманием.

    На предложение совета дать объяснение по поводу возникшего инцидента, Данилов вынужден был признать, что смысл его выступления был неточно передан в стенограмме и что он вовсе не имел ввиду утверждать, что в голосовании о «Багровом острове» принимала участие вся труппа. Он даже собирался выступить с опровержением появившихся в «Вечерней Москве» сообщений о его выступлении, но не успел это сделать, так как не прочёл газеты. В инциденте же с выводом его из зрительного зала Данилов тоже пытался взвалить всю вину на дирекцию, но безуспешно.

Объяснения Данилова никого не удовлетворили.

    Избранная художеств, советом комиссия, обсудив весь инцидент, постановила:

    1) Относительно выступления т. Данилова констатировать, что т. Данилов, как это видно из статьи в «Вечерней Москве» от 8 января с. г. и стенографического отчёта указанного совещания, допустил в своей речи ряд неточностей и искажений относительно порядка прохождения в художественном совете Камерного театра резолюции о «Багровом острове» и голосования ею:

а) голосовала не вся труппа, а только работники Камерного театра, являющиеся членами художественного совета, б) обсуждение резолюции было перенесено на следующее заседание не дирекцией, а постановлением художественного совета по предложению членов художественного совета из группы представителей общественности.