Театр Пушкина представил новый спектакль «С_училища», за который ему можно дать медаль «За смелость». Пьеса молодого драматурга Андрея Иванова, признанная лучшей за 2017 год на фестивале «Кульминация-2017», выделяется остротой слова и после прочтения не ждёшь, что кто-то решится поставить её без деформации текста. Талантливый молодой режиссёр Семён Серзин представил смешную трагедию, которая воспринимается легко и естественно, но и ножом по сердцу щекочет.

Трансформировав привычную сцену филиала, зрителей и актёров объединили: сцены больше нет, ряды с местами расположились друг напротив друга, а на креслах рядом со зрителями сидят актёры, которые иногда выходят в пространство между рядами.

Режиссёр подготовил 5 уроков: дружба, сотрудничество, любовь, уважение и прощение. Уроки проходят герои пьесы, но по факту учатся зрители.

Действие происходит в глубинке, где преобладающая часть населения — торгашки, гопники и люди, живущие «по понятиям». Каркас сюжета — история любви. Девушка из ПТУ, Таня (Таисия Вилкова) влюбляется в своего преподавателя по философии — Серёжу (Назар Сафонов), понимает, что он — «тот самый» и решает, что любовь их должна быть до гроба. Так оно и произойдёт. Серёжа, мечтающий уехать из этого города, спорит с друзьями на деньги, что «трахнет шкуру». Недолго отношения героев были милой влюблённостью. Танька думает, что мужиков надо«Пиздить, любить и снова пиздить», чем доводит бедного Серёжу до ночных кошмаров. Весь мир, показанный на сцене — грубый, без нежностей. Герои делают друг другу больно, оскорбляют тех, кого любят. Сюжет простой, но зритель видит переплетение многих судеб. Это пьеса не просто о любви, она о предательстве, о боли, об отчаянии, о смерти. Герои застряли в городе, пропахшем рыбой с рынка, и не могут вырваться.

Актёры естественно существуют на сцене, будто они действительно выходцы из белорусской глубинки. Диалоги героев зачастую заставляют зрителя смеяться от души. Обилие нецензурной лексики никоим образом не режет ухо: всё настолько лаконично, что даже не возникает мысли об иной манере разговора. Абсолютно каждый исполнитель блистательно создаёт полноценный образ своего героя.

Сергей Миллер в роли отца Тани, Егора, произносит немногочисленные реплики эмоционально и чувственно.

ЕГОР: Куда ты ужо навастрылась, блядзина? С табой разгаварываю! Танька! Ты чо, не слышишь? Насраць цябе на бацьку, да? Бацька расциу, бацька кармиу, и пиздуй, бацька! Сюда идзи, блядзина! Гнида! Дай пажраць! Слыш! Пажраць дай! Куда ты ужо папиздавала? Сюда идзи!

Николай Кисличенко, исполняющий Костю, бывшего парня Тани, создаёт образ простого парня с крутым нравом, который очень уважает принципы и шутить явно не любит.

Кирилл Чернышенко, Славик — друг Серёжи, отлично вжился в роль начинающего бизнесмена, который крутится как уж на сковородке, обрастая новыми связями, благодаря своему дипломатическому таланту.

На протяжении всего спектакля на сцене тусклое освещение, которое иногда сменяется резким ослепляющим светом прожекторов. Декораций почти нет: учебная доска, стол, стул и большой экран. Перед зрителями «набросок»взаимоотношений, выраженный метафорично: в пластике, голосе. Вся цветовая гамма сцены — черно-бордовые тона, которые потрясающе играют в зависимости от освещения. Видео на экране дополняет образы происходящего. Тут буйство красок и жизни: розовый сельский гламур, пёстрый рынок. На полупустой сцене перед зрителями открывается жизнь целого города. Со своими секретами, грязными тайнами. С разными судьбами жителей. Куда приведёт их эта жизнь?

Слышится знакомая с детства песня «Голубой вагон». Куда он едет, что впереди? Это не та милая песенка, к которой мы привыкли. На сцене звон, грохот, отчаяние, хрипы. Актёры поют на разрыв аорты, а играют, будто хотят наполнить свои инструменты собственной болью и ненавистью. Жутко громко и запредельно близко. Актёры сливаются со зрителями и не различаешь уже, где их боль, а где — твоя.