В пятницу, 22 апреля, в Театре имени Пушкина пройдет премьерный показ спектакля "Дом, который построил Свифт" по пьесе Григория Горина

Звон башенных часов. Почему именно башенных, если на сцене ни башни, ни основания её даже? Потому, что - гулко. Ну, и ещё, конечно, потому что все смотрят вверх. Выходят и - смотрят: стоят или садятся на лавочки, которые сами же и вынесли, и -подбородок сразу к небу.

Это, собственно, как раз и есть главные слова про этот спектакль: гулко и словно бы сверху. Поэтому и пробирает.

А что же те, кто смотрит? Они тут все - неспроста. Они тут все хоронят Джонатана Свифта - писателя, философа и декана собора Святого Патрика, что в Дублине.

Кто они? Ну, вы же сами читали когда-то, наверняка: лилипуты, великан Глюм, мистер Некто, йеху и гуигнгнмы, и прочие, прочие. В общем, многочисленные и разнообразные обитатели романов и сатирических памфлетов человека, придумавшего Гулливера. Обитатели дома, который он построил своими руками, хотя, точнее, фантазией. И, несомненно, с помощью Григория Горина, по пьесе которого и поставил свой спектакль худрук театра имени Пушкина Евгений Писарев...

Горинские пьесы вызывают стойкую ассоциацию. В первую очередь - у большинства - с фильмами: "Обыкновенное чудо", "Тот самый Мюнхгаузен", "Формула любви". Во вторую - с Марком Захаровым, эти картины снявшим, да ещё и ставившим Горина в "Ленкоме". Выходит вроде как монополия, однако Писареву удалось мало того, что её нарушить, так ещё и сделать это невероятно трепетно и пронзительно.

Он играет с аллегориями во всем: от смыслов до декораций. Вот вам опустившийся великан, сыгранный миниатюрным Григорием Сиятвинда, ищущий рыцаря Ланселота, чтобы сразиться с ним, а вместо этого истекающий соком. Вот огромная перевернутая чайная чашка, служащая одновременно и домом великого Свифта (сценограф Зиновий Марголин). Она состоит из отдельных окон, стекла в которых разбиваются на всем протяжении спектакля -словно чтобы впустить внутрь больше свежего воздуха.

Пьеса Горина основывается на биографии великого выдумщика. Все факты: и объявление Свифта сумасшедшим, и его завещание, согласно которому деньги и дом он оставил в пользу душевнобольных, и присланный в этот дом психиатр - доктор Симпсон, пытавшийся излечить своего подопечного. Но тут, конечно, сюжет жизнеописанием не ограничивается, потому что "Дом, который построил Свифт" - опять же - и гульче, и выше этого. Он - о свободе, о праве, о достоинстве и - о шаткости всего, включая нашу уверенность в правильности привычной картины мира. Недаром же Джонатан Свифт (Андрей Заводюк), сначала большие похожий на привидение, но после буквально искрящийся, не произносит за весть спектакль практически не слова: слова искажают мысли. Недаром педантичный рационалист доктор Ричард Симпсон (Антон Феоктистов) ближе к финалу окажется Гулливером на грани безумия. А Рыжий Констебль наконец прервет цепь своих перерождений в роли тюремного стражника и получит долгожданное освобождение.

Все они встретятся под занавес, чтобы проститься со Свифтом еще раз. Но лишь для того, чтобы встретиться с ним вновь: не в этой жизни, так в другой.