Уже стало традицией к новогодним каникулам, помимо детских сказок, выпускать и для взрослой публики нечто комедийно-развлекательное. Ничего плохого в этом, естественно, нет. А уж сегодня перепуганному грядущей неизвестностью среднестатистическому зрителю совсем не грех хотя бы в театре на время расслабиться и отойти от проблем быта и бытия. Беда лишь в том, что, как это ни парадоксально, качественные и классные комедийные спектакли почему-то получаются крайне редко. Все же остальные достойны "внутреннего употребления" и не всегда взыскуют критического присутствия, как уже не раз приходилось говорить. 

Хотя процесс есть процесс и отнюдь не состоит из одних вершин. Кстати, в Театре имени Пушкина сложилась уже целая обойма комедийных спектаклей: "Одолжите тенора!", "Девичник club", "Смешные жэмэ", к коим теперь присоединился "Дамский портной" Жоржа Фейдо в постановке Александра Огарева. Но к однозначным удачам можно отнести разве что "Тенора" Евгения Писарева, хотя на полуантрепризном "Девичнике" публика тоже не скудеет. 

Француз Жорж Фейдо в России слегка известен, но именно это "слегка" не отменяет сюжетной новизны, которая для публики всегда притягательна. Писавший для театров парижских бульваров, он и придерживался традиционных канонов "бульварного" жанра - развлекательной комедии положений с адюльтерами, обманутыми женами и мужьями, всяческой путаницей и непременным хеппи-эндом. Никакой глубины содержания, психологизма и прочих, столь любезных сердцу русского зрителя, вещей здесь искать не стоит по определению. Главное, чтобы было смешно, динамично, темпераментно и легко. 

Режиссера Александра Огарева вряд ли можно отнести к любителям, а тем более знатокам комедийного жанра. Ученик Анатолия Васильева чаще ставил вполне серьезные вещи, и порой небезуспешно. Но с "Дамским портным" отношения у него остались дистанционными. Нет, все сделано достаточно грамотно, аккуратно и профессионально, но какого-то комедийного драйва здесь обнаружить не удается. Равно как и непременного французского легкомыслия, естественного и непосредственного. 

Уже в сценографии Татьяны Видановой заложено нечто графическое, черно-белое. Белый павильон - жилище врача-ловеласа Мулино (Александр Арсентьев), черные драпировки по краям. На авансцене - светленькие уменьшенные копии парижских достопримечательностей. Чтобы перенестись в иное жилище, достаточно просто поменять двери, обозначив тем самым это формальное перемещение. Ведь от перемены места суть здесь ни в коем случае не меняется. Адюльтерные похождения персонажей, помимо сценографического антуража, помещены еще и в музыкальную атмосферу французского шансона второй половины минувшего столетия. Мелодии и песни то звучат сами по себе, то подхватываются актерами, да еще порой и протанцовываются ими. Как в настоящей антрепризе. Режиссерский прием, нельзя сказать, чтобы очень изобретательный, скорее, даже поверхностный, что случалось в подобных ситуациях не раз и не два. 

Что касается хороших актеров Пушкинского театра, то они честно пытаются играть комедию. Но органичное, самозабвенное комедиантство обнаруживается разве что у Дениса Ясика в роли Бассине, виртуозно изображающего классического простака и "придурка" - с совершенно уместными здесь ужимками и прыжками, уморительной мимикой. Вот Марии Голубкиной (Ивонна) везет меньше, к тому же совсем недавно она сыграла весьма похожую роль в посредственном спектакле "Человек, зверь и добродетель". Ставить Александра Арсентьева на подобные роли все равно что забивать гвозди хрустальной вазой. В багаже остальных роли в "Дамском портном" ничего не прибавили, как, впрочем, и не убавили. 

Если же оставить в стороне критические разборки и вспомнить о зрителе, ради которого, собственно, и делался этот спектакль, то можно предположить, что он не проигнорирует "Дамского портного", хотя бы потому, что это новый спектакль в репертуаре театра. Хотя о степени зрительского энтузиазма стоит судить чуть позднее.