В Театре им. А.С. Пушкина премьера: режиссёр Алексей Золотовицкий поставил пьесу американского драматурга индийского происхождения Раджива Джозефа «Стражи Тадж-Махала». В основе пьесы – легенда о знаменитой мечети, после завершения сооружения которой 20 тысячам строителей отрубили руки, чтобы они никогда больше не смогли создать такой красоты. Герои пьесы – простые стражи Хумаюн и Бабур, охраняющие стройку шедевра, обычные парни, любящие мечтать и шутить, на которых внезапно возлагают самую грязную работу – отрубать те самые руки, и её выполнение меняет героев до неузнаваемости.

Режиссёр Алексей Золотовицкий поставил эту историю вне времени и пространства – его охранники одеты в обычные строгие костюмы, их жесты и поведение близки к нашим современникам, а привязка к Тадж-Махалу весьма призрачна: мы просто понимаем, что Хумаюн и Бабур работают на некоем специфическом объекте. Всё происходящее с охранниками помещено в пространство компьютерной игры, состоящей из четырёх уровней, где уровень – не просто переход на следующий этап, а объём накопленного жизненного опыта, степень психологической зрелости героев и их возможность осознанно принимать решения.

На первом уровне у героев течёт обычная повседневная жизнь, где Хумаюн (Назар Сафонов / Александр Кубанин) – дисциплинированный и ответственный работник, приятный собеседник, чуткий друг, а Бабур (Александр Дмитриев / Кирилл Чернышенко) – немного взбалмошный, шаловливый, любопытный, но прекрасный напарник спокойному Хумаюну. Отличное выполнение своей ежедневной работы выводит их на новый уровень – им доверяют высокую миссию, которая на деле оказывается чудовищным и страшным преступлением, и уровень два – это испытание, где, находясь по локти в крови, с Хумаюном и Бабуром происходит переоценка ценностей, граничащая с умопомешательством.

На уровне три им бы всё забыть и наслаждаться лаврами, которыми осыпают их власть имущие. Что и делает Хумаюн, закрывая дверь в прошлое, принимая вызов из прекрасного будущего. Но не может выбросить воспоминания Бабур, они как призраки следуют за ним по пятам, а негодование от житейской несправедливости застилает ему глаза и не даёт возможности даже смотреть под ноги, не то что в будущее. Он полон решимости сломить систему, пусть ради этого нужно совершить ещё одно преступление. Не только не найдя поддержки у близкого друга и коллеги, но и став жертвой его предательства, Бабур оказывается на уровне четыре, где игра окончена, игра проиграна, а Хумаюн пожинает удвоенные плоды с уровня три.

Художник София Егорова помещает героев в ограниченное квадратное пространство – олицетворение экрана гаджета, где разворачивается компьютерная игра. Снабжать её необходимыми картинками, атрибутами и комментариями призвана видеопроекция (видеохудожник – Алексей Береснев). К сожалению, наслаждаться ею в полном объёме могут лишь обладатели центральных зрительских мест в зале, на боковых местах часть информации оказывается скрытой за «экраном гаджета», но в принципе вскоре идея становится понятной. Визуально действие сопровождают реки бутафорской крови, музыкально – звуки турецкого акустического инструмента яйбахара (композитор – Евгений Бархатов). История Хумаюна и Бабура пролетает стремительно, как положено компьютерной игре, оставляя после себя шлейф беспомощности человека перед властью.