Это хит со всеми своими атрибутами: билетов не купить, на входе давка, в финале овации и даже концертный свист — в адрес «Группы W/», сочинившей к спектаклю пять песен на английском и исполняющей их вживую. Это вне сцены. На сцене комедия Шекспира перенесена в абстрактное сегодня и актуализиро­вана в тех ее частях, где она поддалась.

В городе на условном европейском юге (застекленные веранды, апельсиновые рощи) останавливаются на побывку военные, и город охватывает любовная трясучка. Обычно постановки этой комедии проходят под лозунгом «Только б не было войны», а свадебный хеппи-энд обрывает призыв военных на новую бойню. В Пушкинском театре военным ничего не грозит. Им идет форма, но свадебные фраки идут еще больше. О смерти здесь никто не думает, а она если и наступает, то понарошку — чтобы заставить жениха, не поверившего в честность своей невесты, острее ощутить свою ошибку. Эту пару влюбленных играют Анна Бегунова и Владимир Жеребцов, но беспредельно пылкий и безупречно чистая — не те роли, в которых можно всерьез блеснуть. Гораздо интересней наблюдать за переменами, которые происходят с парой строптивых — языкастой Беатриче (Александра Урсуляк) и заносчивым жено­ненавистником Бенедиктом (Александр Арсентьев). Все мужчины глупеют, когда влюбляются, но Арсентьев глупеет самым комичным образом. С ними соперничает еще одна комичная пара — новые русские полицейские, всерьез поверившие в модернизацию правоохранительных органов.

Если короче, это гомерически смешная, легкая комедия, в которой на всем лежит печать бренда. Я имею в виду Евгения Писарева. Писарев — уже бренд. Некогда он служил в Пушкинском актером и на этой же сцене дебютировал как режиссер, довольно быстро определившись, в чем его сильное место. Сильное место Писарева — хорошо знающего природу актера, обладающего здоровым чувством юмора и хорошим вкусом, — это комедия. Он ставил ее в Пушкинском и в МХТ, и даже сомнительные сюжеты в его постановках не выглядели вульгарными. Словом, Писарев — адекватный современный человек, что среди режиссеров редкость. Неадекватность он проявил единственный раз — когда согласился возглавить Пушкинский после смерти Романа Козака. Потому что «возглавить» в случае репертуарного театра звучит до комичного величаво — в реальности это означает взвалить на себя огромный дом с прохудившейся крышей, привидением Алисы Коонен и труппой, процентов на тридцать состоящей из балласта. Не знаю, что Писарев будет делать с крышей и балластом («Много шума из ничего» — его первая работа в должности), но трудоспособной частью трупы он распорядился наилучшим образом.