В Театре Пушкина грядет шумная премьера — «Разбойники» по старинной пьесе Шиллера. Постановщик спектакля - молодой режиссер Василий Бархатов, которого вполне серьезно называют «новым гением сцены». Первую свою постановку на сцене Мариинского театра вчерашний выпускник РАТИ сделал в 22 года. Ходит легенда, как студент Бархатов караулил Валерия Гергиева на лестнице, чтобы предложить ему идеи воплощения музыкальных спектаклей. Как бы то ни было, Василий Бархатов получил от руководителя Мариинки карт-бланш и воспользовался им на все сто: каждая новая опера становилась сенсацией. «Енуфа», «Отелло», «Братья Карамазовы»... Бархатов полностью стирал с классики нафталин, переносил действие в современность, превращал хрестоматийных персонажей в типажи сегодняшнего дня (шуточное ли дело — арии исполняют бомжи). Сначала зритель испытывал шок, но потом входил во вкус и доверял режиссерской версии: нужно сказать, что при всей провокационности, постановки Бархатова очень глубоки, культурны и красивы. Отсюда и заслуженное признание критики: три номинации на «Золотую маску», приглашения почти от всех ведущих театров страны. После Дмитрия Чернякова, взрывающего нынче Большой театр свежими спектаклями, 25-летний Бархатов — кумир Петербурга (хотя и родился в Москве). Многосторонность своего таланта Василий доказал «Шербурскими зонтиками» - недавней постановкой мюзикла в питерском театре «Карамболь». Скептики предвкушали провал: кто способен сравниться с великим фильмом по музыке Леграна? Между тем успех был безоговорочный — сентиментальная ретро-история звучала так, будто написана только что. Она превратилась в рассказ о том, как двое влюбленных предпочли уютный «евростандарт», а не живое чувство. И вот, наконец, первый драматический спектакль, для которого выбрана Москва... Как обычно случается с любым спектаклем Василия Бархатова, еще до премьеры критики предсказывают его ходы и идеи. Собственно, и сам режиссер их не скрывает. Он ставит почти триллер об «арт-терроризме». Пьеса Шиллера повествует о двух братьях из богатой семьи, которые от скуки начинают устраивают провокации (как бы сейчас назвали — теракты с поджогом башни) и заканчивают реальными убийствами. Очевидно, что «разбойники» будут нашими современниками. «Эти молодые люди, – говорит Василий о своих героях, - совершая дурости - антиправительственные, антиобщественные (когда насилие не настоящее, а постановочное – кетчуп вместо крови), в какой-то момент переходят границу и становятся убийцами. Не нарочно – ради красоты. Но сгорает целый роддом. Помните, по центральному телевидению показывали пленку - двое скинхэдов отрезали голову таджику-дворнику. И до сих пор не могут разобраться – реально ли они это сделали, или это был постановочный момент. Не нашли ни трупа, ни скинхэдов». Быть современным, оставаясь в классике — таков «ход Бархатова». Что бы ни говорили в преддверии спектакля, реальный эффект от бархатовских постановок оказывается в несколько раз сильнее. Здесь дело не в пьесе или в режиссерский придумках, а в интонации, искренности, живом чувстве. А это ценится во всех жанрах. Потому для Василия не составляет труда перейти из оперы в мюзикл, а из мюзикла в драму. «Я никогда не гнушался драмой, - заверяет он, - просто это первый, серьезный, открытый для публики проект. Кстати, параллельно я ставлю спектакль «Аврора» по «Спящей красавице» с цирковым коллективом – тем, с которым Андрей Могучий ставил спектакль «Кракатук». Потом, возможно, будет кино. Потом будет еще что-нибудь…». "Ваш досуг",  N50 (16-27 декабря 2009 года)