В театре Les Gémeaux состоялась премьера спектакля Деклана Доннеллана по комедии современника Шекспира Фрэнсиса Бомонта «Рыцарь пламенеющего пестика», идущей в Париже под названием «Лондонский купец». Это шестой опыт совместной работы британского режиссера и русских актеров, в новой постановке занята труппа московского Театра им. Пушкина и Александр Феклистов, постоянный спутник всех спектаклей Доннеллана в России. После Парижа « Рыцаря… »сыграют в Москве, а потом – в Мадриде и Лондоне.

Пьеса Бомонта (1607) – пародия на буржуазную драму и буржуазную публику, ту самую, которая в скором времени переродится в пуритан и приведет к закрытию театров Лондона вообще. Главное достоинство этого довольно тривиального опуса – в его экспериментальной структуре, представляющей «мизанабим», спектакль в спектакле: во время очередного показа скучнейшего «Лондонского купца», в котором дочь богатого коммерсанта пытается соединиться со своим возлюбленным, из бедных, обманывая и богатого жениха, и папашу, на сцену выходят недовольные зрители, и начинают привносить в постановку изменения согласно своим видениям искусства.

Сценография от Ника Ормерода представляет собой серый вращающийся куб, на который проецируются черно-белые стильные фотографии интерьеров (комнаты в доме купца) и экстерьеров (леса, куда сбегают для встречи влюбленные). А в начале представления крутят черно-белое видео, на котором какой-то сугубо угрюмый тип сугубо мрачным образом читает нравоучительный текст Пролога, который между прочем у Бомонта даже веселее. Не мудрено, что тут на сцену выскакивают недовольные зрители, сначала Бакалейщик Джорж, а потом и жена его, Нелли. У них есть несколько советов по « улучшению » пьесы, которые Деклан, конечно, слегка переписал, в соответствии с нашей эпохой: место действия должно быть поэкзотичнее, декорации реалистичнее, и вообще, не хватает позитива, и пусть главный герой совершает подвиги, так что лучше ему стать рыцарем. Неугомонная парочка тут же предлагает на главную роль своего племянника Ралфа, – этот последний тоже забирается на сцену, директор труппы в смятении вынужден терпеть нового персонажа, чтобы доиграть свой спектакль – сцены из « Лондонского купца » будут перемежаться вторжением « рыцаря пламенеющего пестика » (пестик – символ бакалейщика) и назойливыми комментариями парочки, занявшей теперь место непосредственно на сцене. В репликах бакалейщиков нетрудно заметить отголоски критики элитарного искусства современного «авангардного» театра, непонятного народу. Александр Феклистов и Агриппина Стеклова великолепно, упоительно ярко изображают характерную парочку недалеких обывателей, так что можно сказать, что жанровая комедия удалась на славу.

А «современный театр» в форме «Лондонского купца» оказался на удивление бледным и схематичным, так что не так уж и неправы «обыватели», требующие заменить его живым представлением. То есть иронизирует Деклан Доннеллан и над клише актуального театра тоже: современные, а не исторические, костюмы героев, исключительно мрачный тон всего действия, лишенного эмоций, минималистские декорации, утрированное использование видео. Тут, кстати, самый креативный момент сценического текста Доннеллана: Бакалейщик, завладев кинокамерой, пускается во все тяжкие, то есть теперь ему вмешательства в действие на сцене мало, он прорывается за кулисы, и начинает снимать как бы захваченных врасплох актеров, тогда как его женушка не перестает комментировать съемку со сцены.

Ралфу (Назар Сафонов) придумали карнавальный рыцарский костюм, а умирает он как нельзя более сценически ярко, произнося поочередно последние монологи сразу трех шекспировских героев – Гамлета, Ричарда III и Ромео (реверанс Доннеллана любимому автору).

Сочная жанровая комедия, на грани треша, да и сами шутки рассчитаны прежде всего на русского зрителя, но и французы не остаются равнодушными, смеются от души. Публика искренне радуется и аплодирует – в конце концов, вопрос о театре для народа, который противопоставляют театру для узкого круга интеллектуалов, с некоторыми изменениями, актуален и во Франции.

Тем не менее, все время не покидает чувство недоумения – что-то режиссер все-таки не додумал, и несмотря на все потуги прекрасных артистов Пушкинского театра, « спектакль в спектакле » скорее напоминает плохо написанную традиционную пьесу, чем концептуальный современный театр. Так что живописная жанровая парочка Феклистов- Стеклова переигрывают. В конце концов, театр – хорошая штука, заключает Бакалейщица, этакая обаятельная мамаша Убю, приглашая в конце зрителей и актеров вместе поучаствовать в музыкальной комедии, уже полностью ее собственного производства. Танцуют все.

За все эти годы Деклан Доннеллан все-таки приучил нас к большему.