В сентябре с каникул возвращаются не только школьники и студенты, но и театральные труппы. К старту нового театрального сезона BURO. решило поговорить с художественным руководителем Театра им. А. С. Пушкина Евгением Писаревым о том, каким должен быть худрук, о современном поколении актеров, а также о тренде на вольную интерпретацию классики молодыми режиссерами.

Как проходит типичный рабочий день художественного руководителя современного театра?

У художественного руководителя, как у человека творческой профессии, не может быть типичного дня: график зависит от расписания занятий моих студентов-актёров в Школе-студии МХАТ, от репетиций и премьер, от интервью и съемок. Большую часть времени провожу в театре. Как говорил мой учитель Олег Павлович Табаков: «Хозяин должен быть в лавке».

Какими внутренними качествами, как вам кажется, должен обладать худрук?

В первую очередь, умением не рубить с плеча. Мне с моим импульсивным характером это дается нелегко, но я прекрасно понимаю, что руководителю необходимо обладать терпением. Сложно быть беспристрастным и ко всем относиться одинаково. Не заводить любимчиков — это тоже очень важное качество. К каждому артисту необходимо найти свой подход, поэтому любому худруку всегда нужно обладать тактом и даже не профессиональной, а просто человеческой мудростью. Может быть, это банально прозвучит, но руководитель театра должен уметь брать ответственность, быть решительным. И очень важно любить это место и людей, с которыми работаешь, потому что русский репертуарный театр — это театр-дом. А без любви в семье начинаются ссоры и скандалы.

На ваш профессиональный взгляд, что отличает новое поколение артистов?

Они потрясающе оснащены технически: очень многие играют на музыкальных инструментах, поют, танцуют — большинство из них приходят поступать в театральный, уже имея хорошую профессиональную подготовку. У них потрясающая память, они быстро запоминают текст, все подхватывают на лету. Эта скорость — их преимущество, они успевают приспосабливаться к нашей стремительно меняющейся реальности. Но вместе с тем, нынешние молодые артисты не умеют и не хотят «тратить себя», отдаваться делу всей душой. Хотя, может быть, в их жизни и нет такой надобности.

Как молодому выпускнику проявить себя, чтобы его заметили и приняли в театр?

Знаете, совсем не все артисты сегодня вообще хотят попасть в театр. Потому что работа в репертуарном театре — это служба, а многие современные актеры предпочитают быть сами по себе, выбирать проекты под собственные творческие «потребности». У них прекрасное гуманитарное образование, полученное в театральном институте, поэтому, думаю, они всегда смогут найти хорошую работу.

Часто говорят, что у актеров есть амплуа, а есть ли оно у режиссеров?

Безусловно. Мое, например, «режиссер спектакля-праздника». И как бы я ни пытался из этого амплуа вырваться, все равно все ждут от меня музыкальных комедий. Раньше это меня расстраивало, но сейчас понимаю, что есть что-то, отличающее меня от других и что в своем амплуа я востребован.

Как вы относитесь к так называемым авторским театрам, где в основном идут постановки одного режиссера?

Отношусь с уважением, но мне этот подход не близок. В сегодняшнем мире, когда жизнь вокруг так богата событиями, я не очень верю в монотеатр. И артисты, и зрители получают больше радости от смены творческого ракурса, от разнообразия форм и жанров.

Вы пригласили в Театр Пушкина Дмитрия Крымова. Почему именно его?

Крымов для меня сейчас — один из главных российских, а может, и европейских режиссеров, и мне было важно, чтобы он поработал с нашей труппой.

Спектакль Крымова «Костик» — это вольная интерпретация чеховской «Чайки». Как вы относитесь к смелому переосмыслению классики?

Вопрос всегда в том, кто это делает. Многие молодые режиссеры хотят в первую очередь удивить зрителя и с помощью радикальных экспериментов заявить о себе. Мне все-таки кажется, что сначала надо научиться ремеслу, понять, как устроена драматургия, как работает театр, а уже потом пытаться перевернуть все вверх ногами. Если же с классикой работает Дмитрий Крымов, я слежу за этим с огромным интересом. Мне думалось, что сейчас невозможно ставить «Чайку», что уже все было. Но у Крымова получилось сохранить чеховскую атмосферу и при этом создать самостоятельное произведение.

Можно ли заранее предугадать, какой аудитории будет интересен спектакль?

Я делаю это интуитивно. В 2013 году, когда смотрел репетиции спектакля Юрия Бутусова «Добрый человек из Сезуана», то понимал, что происходит нечто очень интересное, но интересное только для настоящих «фанатов» театра. Мне казалось, что спектакль получается на небольшую аудиторию, «для своих». Но потом я увидел, как реагируют зрители, какое огромное впечатление на них производит постановка. Это был один из первых счастливых дней моего руководства театром.

Вообще, если режиссер чувствует свое время, существует в контексте искусства и обращает внимание на окружающую его реальность, его спектакли обязательно найдут отклик. Поэтому и по поводу «Костика» у меня хорошее предчувствие. Это пронзительный, честный и смелый спектакль, который попадает в самое сердце.

Расскажите о других премьерах нового сезона.

Режиссер Татьяна Тарасова поставит в филиале, на нашей экспериментальной площадке, пьесу «Швейцария» — захватывающий психологический триллер. Эта постановка — результат режиссерской лаборатории, проходившей в нашем театре в прошлом сезоне. Вторая работа, выросшая из этой лаборатории, — спектакль Алексея Золотовицкого «Стражи Тадж-Махала», премьера которого будет в ноябре. На основной сцене спектакли поставят Юрий Муравицкий и Данил Чащин. В течение сезона будем проводить сценические чтения, посвященные пьесам, шедшим на сцене Камерного театра. А в феврале отметим юбилей Веры Алентовой.

У Веры Валентиновны колоссальный сценический опыт, и отыскать пьесу, где она сможет раскрыться с неожиданной стороны и, что очень важно, где она найдет что-то новое для себя, — сложнейшая задача. Она отказывалась от всех текстов, которые обычно ставятся к юбилеям больших актрис. В итоге я взял пьесу Джона Мисто «Мадам Рубинштейн» об основательнице косметического бренда Хелене Рубинштейн, сильной и красивой женщине со сложным характером. Вера Валентиновна очень увлеклась этой историей, уже прочла несколько книг о «королеве косметики». Она готова экспериментировать, и я буду рад вместе с ней пуститься в это творческое путешествие.