Существует ли защита от любви? В драматическом театре имени Пушкина премьера. Поставлен спектакль-комедия по старинной пьесе Пьера Карле де Шамблен де Мариво «Ложные признания».

Сюжет незамысловат. В дом богатой вдовы поступает на службу бедный и красивый юноша Дорант, полный отчаяния и стремления завоевать сердце хозяйки. На арене по ходу пьесы разыгрывается целый спектакль. Постепенно становится понятно, что вдова находится на арене цирка и освещена рампами ожиданий родственников. У всех для нее уже заготовлена определенная роль и выгодная сделка. Мать вдовы преследует цель выдать ее за богатого аристократа, с которым героиня делит землю. Кроме прочего, мы знакомимся с дядей Доранта. Он так же хочет помочь бедному племяннику обрести статус и незаметно подсовывает его компаньонке вдовы – категоричной и сухой девушке Мартон, которая сразу же согласна выйти за Доранта.

После кавер-версий «Тайн Мадридского двора» аудиторию сложно чем-то удивить, прибегая к литературному наследию слухов и сплетен, интриг и выгодных семейных раскладов, но режиссер Евгений Писарев уверен, что именно в этой пьесе сокрыт глубокий психологический смысл, который стоит того, чтобы пьеса была поставлена.

Пандемия внесла свои коррективы в постановку спектакля, и нам, как зрителю, это на руку. Сама постановка была готова к началу апреля, и, по словам режиссера, труппа не дождалась нескольких дней до установленной даты премьеры. При этом режиссер Евгений Писарев рассказывает о внутренних изменениях, которые претерпел спектакль за эти полгода: «Я очень волновался, ведь спектакль был практически готов. Мы должны были его первого апреля сыграть. Но это был совсем другой спектакль по тональности. Он был больше повернут в сторону публики, был не «омикрофонен», с чем я вообще работаю первый раз.  Я всегда сопротивлялся этому, а здесь мне показалось, что интимность интонации необходима. И раньше мы с актерами играли в разные сказки. Сейчас я совершенно счастлив от того, что артисты разного возраста пошли за мной, когда я предложил в августе поменять стилистику. Все работают в едином ключе, чего часто не получается даже с командой единомышленников. А тут народные артистки от Веры Валентиновны (Алентова, примеч. авт.) до Феди (Федор Левин, примеч. авт.), который позавчера со школьной скамьи встал. Но как-то все услышали друг друга, и сейчас играют одну сказку».

Идея спектакля в современном прочтении пьесы, написанной в 1737 году, с более глубоким психологическим подтекстом. Режиссер, следуя за автором, предлагает исследовать литературные феномены типа «любви все возрасты покорны», незащищенность любящего сердца, линию раскрытия и цветения женщины. Женщины, которая встречается в пьесе с самой собой через внешние события, ломающие внутреннюю систему отдельно взятого персонажа.

Уставшая от семейных интриг, неприметная даже для самой себя, вдова Араминта визуально выгодной метафорой предстает перед зрителем сначала в рабочем костюме цвета теплой соломы, никак не выделяющего ее на фоне остальных деревянных досок, с помощью которых оформлена сцена и создан интерьер. Дальше, минут через пятьдесят, Араминта, уже зараженная идеей внимания молодого секретаря прихорашивается и появляется в красивых строгих юбке и блузке. В растерянной хозяйке начинают узнаваться черты женщины. И дальше, в самой главной сцене, которая, конечно же, про любовь, Араминта словно на 30 лет молодеет и выпархивает на сцену в ярко-розовом девичьем платье с распущенными волосами. Трансформация настолько яркая, что невозможно не заметить настроение вновь вдохнувшей жизнь женщины. Вот и встал справедливый вопрос: какой ценой мы вдыхаем друг в друга жизнь? Оправдана ли она? Где та грань, которая разделяет адекватные поступки и падение в пропасть зависимости от чувств и счастья другого человека?

С нами поделилась мыслями о процессе и о высоком актриса Виктория Исакова, сыгравшая в спектакле трепетную Араминту: «Изоляция настигла нас за 5 дней до премьеры. И это очень волнующе. Как оказалось, это не то, без чего мы можем так легко существовать. Так легко это взять и отбросить. Что в итоге получилось, оставим на суд зрителей. О чем это пьеса? Поразительная штука, пьеса написана в 17 веке. И она невероятно актуальна. Можно сделать вывод, что люди не меняются. Любовь тебя настигает в любом веке, в любом месте, в любой стране с любым языком, в любом возрасте. Мы видим на сцене зарождение любви, когда человек, моя героиня, даже не понимает, что любовь ее настигает и долго от нее отказывается».

Примечателен французский оттенок пластики, музыки, агонии застывших тел в мизансценах, яркой эксцентричной подсветки, игра с ритмами, темпом, плавной и безостановочной сменой декораций, которые давят своей категоричностью и определенностью, высвобождая, однако, всполохи чувств, которые бесконтрольно врываются языками пламени в происходящее в квартире.

Виктория Исакова:

«Рисунок достаточно сдержан. Хочется более эксцентричного повествования. И Евгений Александрович нас притормаживает, останавливает. Ему хотелось очень простой истории, чистой, без каких-либо театральных приспособлений, которыми мы все, будучи опытными актерами, владеем».

Евгений Писарев:

«Мы сначала работали в жанре французского кино, а потом решили делать французский арт-хаус. Откуда рождается арт-хаус? Делайте все чуть-чуть замедленней, чем в реальной жизни, и уже родится арт-хаус. Делайте все чуть-чуть быстрее, и родится комедия. Это работа с ритмами. В драматическом театре работа с ритмами дает новое.  Я для себя тоже что-то открываю, потому что я никогда так не работал, и это меня сильно не интересовало. Мы создавали французскую квартиру по скандинавским сериалам. Я сначала сопротивлялся. Искал возможность из салонной комнатной пьесы сделать что-то более космическое, что-то вневременное. И в то же время уйти от быта, чтобы это не превратилось в бытовую мелодраму».

«Мы на корабле, остаётся только отчалить!» ­– приглашает к просмотру спектакля Дюбуа, длинноногий приспешник Доранта. Занавес поднимается, страсти должны быть разыграны.