Театр имени Пушкина показал премьеру спектакля "Дом, который построил Свифт" по пьесе Григория Горина в постановке художественного руководителя театра. О премьере Антон Долин беседовал с Евгением Писаревым в программе "Культурный вопрос" на радио "Вести ФМ".

Долин: Здравствуйте, у микрофона Антон Долин. Сегодня мы говорим о театральном мире и немножко затронем, может быть, и оперный, потому что наш герой работал и там. В гостях у нас артист и режиссер, художественный руководитель Театра имени Пушкина московского Евгений Писарев. Женя, здравствуйте.
Писарев: Да, здравствуйте, Антон.

Долин:
Ваша новая премьера - "Дом, который построил Свифт" Григория Горина в театре Пушкина. О ней много уже говорят и пишут. Я уверен, что для наших слушателей, даже тех, кто редко ходит в театры или кто не в Москве, и в ближайшее время не сможет попасть к вам это посмотреть, все равно это тема интересная, потому что все знают Горина как минимум по кино, по фильмам Марка Захарова, по телеспектаклям, которые тоже в большом количестве показывались и выпускались потом на видео. В общем, Горин - это один из, с одной стороны, народных драматургов для России, и для СССР был тоже для позднего. С другой стороны, про него еще в большей степени, чем про его, ну можно сказать, учителя Евгения Шварца, можно сказать, что он драматург недоисследованный, недопонятный. И то, что сейчас его так мало ставят, говорит за себя.
Писарев: Да его практически после смерти в 2000-м году не ставили. Последняя премьера была, ну так если в Москве и Питере...


Долин: "Шут Балакирев" был.
Писарев: "Шут Балакирев" был, который вышел после смерти его, и всё, и после этого 16 лет... Да, честно говоря, последние годы, вот еще пять лет назад мне казалось, что эта тема уходит, и он совершенно, ну как сказать, ну такой советский драматург, который, как и Шварц, совершенно не отзывается как-то в сегодняшнем мироощущении. Но это...

Долин: Ну и как получилось, что вдруг в вашем отозвался? Это что-то в мире изменилось, или вы перечитали?
Писарев: Ну, мне кажется, что, во-первых, изменилось и в мире, и это не заметить невозможно.

Долин: Послушайте, вы меня извините, что я вас перебью так сходу, но ведь и в советское время неслучайно и до постановок на сцене, и до фильмов горинские тексты все-таки допускались. Он в таком совершенстве владел эзоповым языком, что какие бы ни условные были его вот эти диалоги, герои, все-таки казалось, видимо, каким-то цензерам, которые были: "ну, это не про нас, это безопасно, какой-то Мюнхгаузен, какой-то Свифт..."
Писарев: Да-да, конечно, конечно, Тиль и так далее.

Долин: Да, они где-то далеко.
Писарев: Ну, вот сейчас захотелось об этом поговорить не потому, что запрещают что-то другое, а потому что, мне кажется, проблемы (ну "проблемы" нехорошее слово, конечно), ну потому, что ничего никуда не девается, и люди не меняются, и все повторяется. И проблемы, они не какого-то социально-политического характера. Меня поэтому Горин-сатирик интересовал в меньшей степени. А вот Горин, который чего-то такое про человека понимал, интересовал. Ну и, конечно, безусловно, меняется не только время там, я тоже сам поменялся, в том смысле, что я вырос. Конечно, я пять, семь, десять лет назад, если бы Горина и ставил, то уж, наверное, не "Дом, который построил Свифт".

Долин: Наверное, это самая мрачная его пьеса, одна из поздних более-менее. Писарев: Самая мрачная, да-да-да, одна из поздних, мне кажется, одна из самых личных, и мне кажется, одна из самых недооцененных. Наверное, я бы что-то делал в духе "Тиля", а еще раньше в стиле каких-нибудь "Маленьких комедий большого дома". Он же тоже очень менялся, он же тоже, как сказать, из просто эстрадно-развлекательного превратился в человека, который "Поминальную молитву" написал.

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Театр имени Пушкина показал премьеру спектакля "Дом, который построил Свифт" по пьесе Григория Горина в постановке художественного руководителя театра. О премьере Антон Долин беседовал с Евгением Писаревым в программе "Культурный вопрос" на радио "Вести ФМ". Долин: Здравствуйте, у микрофона Антон Долин. Сегодня мы говорим о театральном мире и немножко затронем, может быть, и оперный, потому что наш герой работал и там. В гостях у нас артист и режиссер, художественный руководитель Театра имени Пушкина московского Евгений Писарев. Женя, здравствуйте. Писарев: Да, здравствуйте, Антон.
Долин: Ваша новая премьера - "Дом, который построил Свифт" Григория Горина в театре Пушкина. О ней много уже говорят и пишут. Я уверен, что для наших слушателей, даже тех, кто редко ходит в театры или кто не в Москве, и в ближайшее время не сможет попасть к вам это посмотреть, все равно это тема интересная, потому что все знают Горина как минимум по кино, по фильмам Марка Захарова, по телеспектаклям, которые тоже в большом количестве показывались и выпускались потом на видео. В общем, Горин - это один из, с одной стороны, народных драматургов для России, и для СССР был тоже для позднего. С другой стороны, про него еще в большей степени, чем про его, ну можно сказать, учителя Евгения Шварца, можно сказать, что он драматург недоисследованный, недопонятный. И то, что сейчас его так мало ставят, говорит за себя. Писарев: Да его практически после смерти в 2000-м году не ставили. Последняя премьера была, ну так если в Москве и Питере...Долин: "Шут Балакирев" был. Писарев: "Шут Балакирев" был, который вышел после смерти его, и всё, и после этого 16 лет... Да, честно говоря, последние годы, вот еще пять лет назад мне казалось, что эта тема уходит, и он совершенно, ну как сказать, ну такой советский драматург, который, как и Шварц, совершенно не отзывается как-то в сегодняшнем мироощущении. Но это... Долин: Ну и как получилось, что вдруг в вашем отозвался? Это что-то в мире изменилось, или вы перечитали? Писарев: Ну, мне кажется, что, во-первых, изменилось и в мире, и это не заметить невозможно. Долин: Послушайте, вы меня извините, что я вас перебью так сходу, но ведь и в советское время неслучайно и до постановок на сцене, и до фильмов горинские тексты все-таки допускались. Он в таком совершенстве владел эзоповым языком, что какие бы ни условные были его вот эти диалоги, герои, все-таки казалось, видимо, каким-то цензерам, которые были: "ну, это не про нас, это безопасно, какой-то Мюнхгаузен, какой-то Свифт..." Писарев: Да-да, конечно, конечно, Тиль и так далее. Долин: Да, они где-то далеко.Писарев: Ну, вот сейчас захотелось об этом поговорить не потому, что запрещают что-то другое, а потому что, мне кажется, проблемы (ну "проблемы" нехорошее слово, конечно), ну потому, что ничего никуда не девается, и люди не меняются, и все повторяется. И проблемы, они не какого-то социально-политического характера. Меня поэтому Горин-сатирик интересовал в меньшей степени. А вот Горин, который чего-то такое про человека понимал, интересовал. Ну и, конечно, безусловно, меняется не только время там, я тоже сам поменялся, в том смысле, что я вырос. Конечно, я пять, семь, десять лет назад, если бы Горина и ставил, то уж, наверное, не "Дом, который построил Свифт". Долин: Наверное, это самая мрачная его пьеса, одна из поздних более-менее. Писарев: Самая мрачная, да-да-да, одна из поздних, мне кажется, одна из самых личных, и мне кажется, одна из самых недооцененных. Наверное, я бы что-то делал в духе "Тиля", а еще раньше в стиле каких-нибудь "Маленьких комедий большого дома". Он же тоже очень менялся, он же тоже, как сказать, из просто эстрадно-развлекательного превратился в человека, который "Поминальную молитву" написал. Полностью слушайте в аудиоверсии.имени Пушкина показал премьеру спектакля "Дом, который построил Свифт" по пьесе Григория Горина в постановке художественного руководителя театра. О премьере Антон Долин беседовал с Евгением Писаревым в программе "Культурный вопрос" на радио "Вести ФМ". Долин: Здравствуйте, у микрофона Антон Долин. Сегодня мы говорим о театральном мире и немножко затронем, может быть, и оперный, потому что наш герой работал и там. В гостях у нас артист и режиссер, художественный руководитель Театра имени Пушкина московского Евгений Писарев. Женя, здравствуйте. Писарев: Да, здравствуйте, Антон.

Театр имени Пушкина показал премьеру спектакля "Дом, который построил Свифт" по пьесе Григория Горина в постановке художественного руководителя театра. О премьере Антон Долин беседовал с Евгением Писаревым в программе "Культурный вопрос" на радио "Вести ФМ". Долин: Здравствуйте, у микрофона Антон Долин. Сегодня мы говорим о театральном мире и немножко затронем, может быть, и оперный, потому что наш герой работал и там. В гостях у нас артист и режиссер, художественный руководитель Театра имени Пушкина московского Евгений Писарев. Женя, здравствуйте. Писарев: Да, здравствуйте, Антон. Долин: Ваша новая премьера - "Дом, который построил Свифт" Григория Горина в театре Пушкина. О ней много уже говорят и пишут. Я уверен, что для наших слушателей, даже тех, кто редко ходит в театры или кто не в Москве, и в ближайшее время не сможет попасть к вам это посмотреть, все равно это тема интересная, потому что все знают Горина как минимум по кино, по фильмам Марка Захарова, по телеспектаклям, которые тоже в большом количестве показывались и выпускались потом на видео. В общем, Горин - это один из, с одной стороны, народных драматургов для России, и для СССР был тоже для позднего. С другой стороны, про него еще в большей степени, чем про его, ну можно сказать, учителя Евгения Шварца, можно сказать, что он драматург недоисследованный, недопонятный. И то, что сейчас его так мало ставят, говорит за себя. Писарев: Да его практически после смерти в 2000-м году не ставили. Последняя премьера была, ну так если в Москве и Питере... Долин: "Шут Балакирев" был. Писарев: "Шут Балакирев" был, который вышел после смерти его, и всё, и после этого 16 лет... Да, честно говоря, последние годы, вот еще пять лет назад мне казалось, что эта тема уходит, и он совершенно, ну как сказать, ну такой советский драматург, который, как и Шварц, совершенно не отзывается как-то в сегодняшнем мироощущении. Но это... Долин: Ну и как получилось, что вдруг в вашем отозвался? Это что-то в мире изменилось, или вы перечитали? Писарев: Ну, мне кажется, что, во-первых, изменилось и в мире, и это не заметить невозможно. Долин: Послушайте, вы меня извините, что я вас перебью так сходу, но ведь и в советское время неслучайно и до постановок на сцене, и до фильмов горинские тексты все-таки допускались. Он в таком совершенстве владел эзоповым языком, что какие бы ни условные были его вот эти диалоги, герои, все-таки казалось, видимо, каким-то цензерам, которые были: "ну, это не про нас, это безопасно, какой-то Мюнхгаузен, какой-то Свифт..." Писарев: Да-да, конечно, конечно, Тиль и так далее. Долин: Да, они где-то далеко. Писарев: Ну, вот сейчас захотелось об этом поговорить не потому, что запрещают что-то другое, а потому что, мне кажется, проблемы (ну "проблемы" нехорошее слово, конечно), ну потому, что ничего никуда не девается, и люди не меняются, и все повторяется. И проблемы, они не какого-то социально-политического характера. Меня поэтому Горин-сатирик интересовал в меньшей степени. А вот Горин, который чего-то такое про человека понимал, интересовал. Ну и, конечно, безусловно, меняется не только время там, я тоже сам поменялся, в том смысле, что я вырос. Конечно, я пять, семь, десять лет назад, если бы Горина и ставил, то уж, наверное, не "Дом, который построил Свифт". Долин: Наверное, это самая мрачная его пьеса, одна из поздних более-менее. Писарев: Самая мрачная, да-да-да, одна из поздних, мне кажется, одна из самых личных, и мне кажется, одна из самых недооцененных. Наверное, я бы что-то делал в духе "Тиля", а еще раньше в стиле каких-нибудь "Маленьких комедий большого дома". Он же тоже очень менялся, он же тоже, как сказать, из просто эстрадно-развлекательного превратился в человека, который "Поминальную молитву" написал.