Евгений Писарев, к которому, казалось бы, намертво приклеено амплуа комедийных дел мастера, поставил философский спектакль по пьесе Григория Горина. Классика советской сатиры - рассказ о писателе Свифте, потерявшем изменить людей к лучшему и осознанно отказавшегося от социальной жизни. Рекомендуем всем, кто не боится сложных тем в театре и любит подтексты.

Искрометного юмора ни в пьесе, ни в спектакле нет. Зато есть удивительно тонко переданная горинская печаль. Драматург, чьи пьесы стали «народными» , благодаря фильмам Марка Захарова, никогда не был комедиографом в буквальном смысле слова. Несколько лет он работал врачом скорой помощи, видел много боли и горя. И в своих произведениях ставил диагнозы — описывал человеческую «изнанку», над пороками не то, чтобы смеялся, но горько посмеивался. В «Доме» главное действующее лицо – молчащий Свфит (Андрей Заводюк), любимый своим народом сатирик, внезапно отказавшийся от всех благ и уединившийся в вымышленном мире, в компании персонажей собственных книг. Лилипуты, великаны, гуингмы… Ничего удивительного. Разговаривать с лилипутом (который не возвращается в свою страну, потому что «не простил своего короля») или великаном (ставшим ниже ростом из-за бесконечных поклонов), куда интереснее, чем с теми, кто живем по всем правилам. Власти, разумеется, спешат объявить Свифта безумным, отправляют к нему доктора (Антон Феоктистов), чтобы тот во всем удостоверился лично. Но Свифт заставляет лекаря всмотреться в самого себя и обнаружить в собственной душе Гулливера. Героя-спасителя, готового помочь каждому, кто попросит.

Для работы над сложной пьесой Писарев собрал безупречную актерскую команду. Абсолютно все артисты играют сильно и глубоко. Налицо выход на новый уровень существования на сцене, скрупулезная работа над ролью. Невероятно хороша Анна Кармакова в роли Ванессы и Анатасия Панина в роли Эстер. Женщины-соперницы, всю жизнь любившие Свифта (он, понятное дело, не мог между ними выбрать). А как обаятелен Александр Матросов и его громила-констебль, вдруг осознавший, что охраняет не тех, а тем, кому не надо — потворствует. Игорь Теплов и Алексей Рахманов — забавные лилипуты, Григорий Сиятвинда — трогательный великан Глюм.

Еще одно несомненное достоинство постановки — сценография. Постоянный соавтор Писарева Зиновий Марголин сочинил очень красивый, светлый и одновременно печальный мир. В котором подсвеченный изнутри стеклянный купол собора в секунду превращается в перевернутую чайную чашку, а с «небес» на сцену опускается гигантская ложка. Словом, даже если никакого потрясения после просмотра спектакли с вами не случится, удовольствие от тонкой режиссерской работы, ювелирной актерской игры, прекрасного текста и фантастических декораций вы получите точно.